Будущий британский премьер невольно подтвердил правоту Путина

Поделиться

© РИА Новости / Алексей Филиппов

Британия давно уже не правит морями – остров утратил статус мирового гегемона. Но Британия все еще считает себя одним из центров свободного мира и идеологов прогрессивного человечества. Британская империя осознавала себя родиной либерализма и сопутствующего ему принципа «свободной торговли», с помощью которого она успешно вскрывала защиту чужих стран и цивилизаций, торговую или идеологическую.

Именно поэтому слова Владимира Путина о том, что современная либеральная идея себя изжила, были восприняты на острове очень болезненно. И хотя Путин говорил о конкретных признаках кризиса либеральной идеологии (приводя примеры, которые едва ли не в большей степени касались континентальной Европы), англичане приняли все близко к сердцу. Точнее, английская элита. Которая ответила Путину двумя шедеврами – одним в Times, а другим в Daily Telegraph.

Первый текст носит откровенно эпатирующий характер. Это видно уже по названию «Вы все еще Верхняя Вольта с ракетами, господин Путин». Редакционная статья в Times, естественно, никем не подписана. Но содержит классический набор британского высокомерия по отношению к России, а заодно и Китаю:

«Слова господина Путина о либерализме заслуживают столько же доверия, что и прошлогоднее высказывание председателя Китая Си Цзиньпина. Тогда он, обращаясь к ведущим бизнесменам Пекина, заявил, что является истинным сторонником глобализации».

Ну а на Западе все проблемы просто от того, что либерализм очень хорош и его стало чересчур много:

«Либерализм на Западе не изжил себя, как хотелось бы думать господину Путину. Однако в последнее время он пострадал от недостаточного внимания со стороны тех, кто опасается глобализации и открытых границ.

Вот что говорит Себастьян Маллаби в рецензии на биографию Уолтера Бэджета, великого либерального мыслителя XIX века: «В принципе, либеральная политика в области иммиграции увеличивает индивидуальную свободу и способствует экономическому росту. Однако на практике избыточное количество чего-то хорошего может вызвать недовольство общества по поводу проекта открытого общества. Таким же образом торговля и технологический прогресс являются стимуляторами процветания, однако выгода от них должна соотноситься с тем фактом, что граждане не любят беспорядки».

Именно беспечность западного либерализма способствовала росту популизма и позволила господину Путину выступить с необоснованной критикой».

Ну то есть нехороший «популизм», который растет только потому, что европейцам не объяснили, сколь многим они обязаны либерализму. В том числе и мигрантам, которых становится все больше.

Это даже не страусиная позиция – это просто откровенное нежелание признавать реальность. И как раз такое отношение само по себе и есть лишнее подтверждение правоты Путина. Он ведь не сам начал разговор о кризисе либерализма. Это британский журналист спросил его о том, что он думает о процессе, идущем в мире, и в частности на Западе: «неприятии элит со стороны населения».

Путину привели в пример Брексит и Трампа, «Альтернативу для Германии», протесты в Турции и арабских странах – как признаки этого процесса. Президент России вычленил то, что ему кажется самым важным: разрыв между интересами западных элит и интересами подавляющего большинства населения. И объяснил это кризисом западной идеологической модели. Кризис мультикультурализма, неконтролируемая миграция, размывание традиционных ценностей и религий – это не выдуманные Путиным проблемы, это то, что волнует очень многих людей на Западе.

Но что отвечает британская элита? У нас нет проблем – а вы не имеете никакого права нас учить.

В том же духе выдержана и статья Бориса Джонсона: либерализм велик, а единственная проблема – это зарвавшаяся бюрократия Евросоюза. И именно поэтому Британии нужно выйти из ЕС, доказав тем самым, что Путин неправ и либеральная идея жива. Важными особенностями либеральной демократии являются равенство всех людей перед законом и возможность каждого высказать свою позицию при голосовании, пишет Джонсон:

«Система Евросоюза лишает такой возможности, потому что много лет речь шла о централизации власти в Брюсселе в том понимании, которое было у абсолютного меньшинства политиков».

Поэтому англичане проголосовали за Брексит, и теперь нужно выполнить их волю: «Если мы и 31 октября не покинем ЕС, то это подорвет доверие граждан к политике. А когда мы тогда сделаем это? В Рождество? Никогда?» Если страна не выйдет из ЕС, то ничем не будет отличаться от стран, где голосование проводится, формально у людей спрашивают их мнение, но на него никто не обращает внимания, сетует Джонсон. «Например, как в Москве, где одна и та же команда таинственным образом все время остается у власти» – пишет он и переходит к ответу Путину:

«Владимир, есть некоторые страны, где капитализмом считается система, при которой все находится в руках олигархов и особо приближенных к лидеру лиц, где в журналистов стреляют, где издеваются над либеральными ценностями, где, согласно Росстату, каждый третий житель страны не может позволить себе более двух пар обуви в год, где 12 процентов населения пользуется удобствами на улице, где реальные доходы населения снижались в последние пять лет».

Из уст выпускника Итона слышать такое всегда приятно – Джонсон принадлежит к той узкой прослойке британского истеблишмента, которая столетиями правит страной. Путин убрал олигархов от власти, неоднократно переизбирался на прямых выборах. А в Британии столетиями сросшийся с аристократией капитал управляет не то что страной, но мировыми процессами. Презрение к обычным британцам со стороны элиты, сословные барьеры между простолюдинами и истеблишментом таковы, что нам даже трудно представить. Но зато есть прекрасно поставленная игра в демократию, в которой участвуют как вышколенный правящий класс, так и зрители из плебса.

При этом голосование за Брексит было именно протестом обычного англичанина против либерализма и глобализации, вопреки практически единодушной позиции элиты, выступавшей против выхода из Евросоюза. Борис Джонсон, правда, был как раз одним из немногих, кто и в 2016-м стоял за Брексит. Поэтому скоро и станет премьер-министром: за три года политическая элита так и не смогла придумать, как же сделать так, чтобы «уйти, но при этом остаться» в ЕС. И сейчас пришел тот самый час икс, когда только Джонсон с его решительностью может вывести страну из ЕС.

Вот только с призывом выйти из ЕС, чтобы доказать, как неправ Путин, у Джонсона как-то не очень хорошо получилось. Ведь «все знают», что Брексит – это такая же «проделка Кремля, как и избрание Трампа». По крайней мере, английские власти неоднократно указывали на «странные связи» между одним из главных спонсоров кампании за выход Британии и Россией, долго искали свой «русский след», но в итоге ограничились «делом Скрипалей». Атлантически ориентированные глобалисты (можно, кстати, называть их и либералами) считают верным утверждение, что «Брексит выгоден России». Они полагают, что это один из способов Кремля развалить единство западного мира. Поэтому остановить Брексит – значит помешать планам Путина.

И вот теперь выясняется, что едва ли не единственный последовательный сторонник Брексита считает, что все ровно наоборот – это выход Великобритании очень огорчит Путина. Тут явно кроется какая-то ловушка. Или для самого Бориса, которого объявят хорошо законспирированным «агентом Путина». Или для Европы, которая в битве за Британию будет теперь вынуждена выступать в роли подыгрывающего Путину. Куда ни кинь – всюду клин.

Вот только либерализму от этого точно легче не станет. Потому что о том, что он умирает, говорит не Владимир Путин, а все происходящее с западным миром.

vz.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров