Кому достанется Луна?

Поделиться

© CNSA, Beijing Institute of Spacecraft System Engineering, Depositphotos

Ровно 60 лет назад автоматическая станция «Луна 1» достигла максимального сближения с Луной. Почему мы больше не летаем к Луне и чем это грозит?

Лунная заря

6000 км – на таком расстоянии «Луна 1» пролетела мимо естественного спутника Земли. Более чем за два года до полёта Гагарина (и через 15 месяцев после запуска первого спутника) автоматическая станция установила, что у Луны нет сколько-нибудь заметного магнитного поля, зафиксировала мощный «солнечный ветер», обнаружила внешний радиационный пояс Земли. А главное – стала первым земным аппаратом, набравшим «вторую космическую скорость», то есть преодолевшим притяжение родной планеты. Все предыдущие аппараты выходили лишь на околоземную орбиту, а «Луне 1» удалось вырваться на гелиоцентрическую – она стала самостоятельным «астероидом», вращающимся вокруг Солнца. Кроме того, удалось создать искусственную «комету» – всего 1 кг паров натрия, выпущенный аппаратом возле Луны, был виден с Земли невооружённым глазом!

И при всём этом полёт был признан неудачным – ошибка в расчётах не позволила «Луне 1» добраться до поверхности Луны (программисты не учли время, нужное для прохождения сигнала от командного пункта на Земле до аппарата). Но всё равно тогда казалось, что это начало долгого победного пути, что человечество почти уже готово выйти в космос. Даже экономические прогнозы того времени иногда строились на перспективе расширения рынков сбыта за пределы Земли. В самом деле, пусть не сейчас, пусть через шестьдесят лет человечество уж точно обоснуется на Луне и доберётся до Марса…

Не обосновалось. Не добралось.

Когда-нибудь потом

При этом вчера, 3 января, китайский автоматический аппарат «Чанъэ 3» с луноходом на борту совершил мягкую посадку на обратной стороне Луны – первую, подчеркнём, в истории. Луноход передаёт сигналы на Землю через заранее подвешенный в точке Лагранжа спутник. Возвращаться на родную планету ни «Чанъэ 3», ни проектируемый «Чанъэ 4» не планируют, а вот следующие два автоматических аппарата уже будут возвращаемые. И после этого, в 2036 году, на Луну полетят тайконавты.

Сроки реализации лунной программы Китая не раз переносились – одна только высадка китайцев постепенно мигрировала с 2025-го на 2036 год. Сроки срывают все. Барак Обама в середине своего президентского срока говорил:

«К 2025 году мы ожидаем, что новый космический аппарат, предназначенный для длительных поездок, позволит нам осуществить первые в истории пилотируемые миссии за пределы Луны в глубокий космос… Впервые в истории мы отправим астронавтов на астероид.»

Уже сейчас очевидно, что этого не будет. Президентам США вообще легко давать долгосрочные обещания: всё, что лежит за восьмилетним горизонтом планирования, находится вне их зоны ответственности.

Обещать не значит прилуниться

А как у нас?

В 2006 году тогдашний генеральный конструктор РКК «Энергия» Николай Севастьянов заявил о том, что постоянная российская база на Луне появится в 2015 году, а с 2020-го начнёт поставлять на Землю гелий-3. В 2018 году никакого намёка на такую базу нет, зато Севастьянов дослужился до статуса первого замглавы «Роскосмоса», а теперь возглавляет ЦНИИмаш – головной институт «Роскосмоса».

За время, прошедшее с этого забавного прогноза, станция на Луне уплывала от нас со скоростью более года в год.

В июле 2016 года в «Роскосмосе» заверили публику, что строительство такой базы – приоритет для российской космической программы, причём ждать осталось совсем недолго, до 2030-х годов.

В октябре 2017 года начальник летной службы РКК «Энергия» Александр Калери счёл предыдущий прогноз слишком оптимистичным и пообещал России лунную базу в 2040-50-х годах.

В апреле 2018 года лунный ветер вроде бы подул в другую сторону – РКК «Энергия» анонсировала полёт русских космонавтов на Луну уже в начале 2030-х. Впрочем, полёт не база – в принципе, используя американские и советские разработки, при желании снарядить экспедицию можно было бы и за год, вот только смысл такого предприятия неясен.

Аппарат «Луна 25» вроде бы должен уже в 2021 году совершить посадку в районе Южного полюса Луны. Первоначально планировалось сделать это в 2014 году, потом долго публиковалась дата «2019 год». Не успеваем.

К тому же Россия совсем недавно отклонила предложение американцев о совместной колонизации спутника – главу Роскосмоса Дмитрия Рогозина не устроила «подчинённая» роль нашей страны в проекте Gateway. Потом, после очных переговоров с руководством NASA, Россия вроде бы дала согласие участвовать, но вопросы возникли уже у американцев – дескать, русские постоянно срывают сроки, на них нельзя положиться.

Можно, конечно, сказать, что мы ещё Россию не освоили, так что про Луну нам говорить рано – но это достаточно слабая отмазка. И в ноябре 2018 года вроде бы была принята почти полноценная лунная программа на 20 лет, где фигурирует «Высадка на Луну экипажа из 3 космонавтов с 14-суточной миссией» с уклончивой датировкой «после 2030 года». «Почти» – потому что экономическое обоснование проекта до сих пор не подготовлено, его должны сдать в марте 2019 года. То есть программа есть, а её обоснования нет.

Зачем нам туда надо

При этом коммерческий потенциал использования Луны огромный. В 2014 году вице-премьер Дмитрий Рогозин вообще назвал колонизацию Луны стратегической задачей России. Что ж, поверхность Луны в 2,3 раза больше, чем территория России, и пригодна для жизни практически так же, как половина нашей страны (труднодоступные районы вечной мерзлоты, где пейзажи отличаются от лунных лишь наличием какой-никакой растительности да отсутствием красивой Земли в небе).

Колонизации Луны, конечно, не будет. Современное состояние техники позволило бы даже создать там атмосферу (это очень, безумно дорого, но технически реализуемо), но наш спутник слишком мал, чтобы стабильно её удерживать. Так что будем приводить в приемлемое для человека состояние марсианский воздух («терраформировать Марс»). На это, правда, потребуется как минимум несколько десятков тысяч лет, но результат того стоит.

Зато не представляет особых проблем создать, например, сеть лунных отелей – прозрачные герметичные купола с индивидуальными отсеками, в каждом – роскошный вид на родную планету. Постоянный спрос со стороны богатых туристов гарантирован.

Плюс, конечно, гелий-3, воспетый в неплохом британском фильме «Луна 2112» – это действительно ценный изотоп, и его действительно очень много на Луне. Недавно Дмитрий Рогозин в очередной раз заявил о том, что гелий-3 – прекрасная основа для ракетного топлива. Причём его можно выделять прямо из реголита – верхнего слоя поверхности спутника, «лунной пыли».

* * *

Земные дела, как видим, для всех земных правительств сейчас важнее Луны. Статьи расходов у всех примерно одни и те же: оборона и нападение, валютные интервенции и торговые войны, исторические проекты и узаконенное воровство… Нам уже много лет не до безжизненного куска камня, вращающегося вокруг Земли на среднем расстоянии 384 тыс. км. Но даже на этом фоне лунная программа России отстаёт особенно заметно.

А ведь международное право в наше время практически не работает. Так что какими бы ни были соглашения по Луне, реально весь приз достанется тем, кто первым успеет застолбить там лучшие участки. И в лидерах этой «гонки на межпланетных черепахах» пока что США и Китай.

Прости, «Луна 1». Мы всё разбазарили.

tsargrad.tv


Поделиться

Читайте также

Главное в сети

Загрузка...
Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Интересное в сети