«Сторонников Киева здесь будут бить». Украина теряет контроль над Одессой

Поделиться

© РИА Новости / Стрингер

Депутат Верховной рады Украины Игорь Луценко заявил, что Киев теряет Одессу по донбасскому сценарию. По его словам, в городе «развернут террор против активистов». Сторонники майданной власти действительно регулярно попадают там в неприятные ситуации. Депутаты и политики встревожены «сепаратистскими настроениями». Почему в Одессе не любят националистов?

«Нас тут ненавидят»

Игорь Луценко — сам типичный «активист». Заместитель коменданта Майдана, доброволец батальона «Азов», он приложил руку и к законопроекту «О государственном языке», требующему использовать исключительно украинский во многих сферах общественной жизни. Свои мотивы Луценко не скрывал: «Люди выбрали нардепов не для того, чтобы они занимались продвижением языка Достоевского, Авакова (главы украинского МВД. — Прим. ред.) и Моторолы (погибшего командира ополчения. — Прим. ред.)».

По поводу Одессы он выступил с той же прямотой. «Прошу инициировать заседание СНБО (Совет национальной безопасности и обороны) по ситуации в Одессе, где террор против активистов набрал давно не виданные масштабы», — написал Луценко в социальной сети. И добавил: «Мы теряем Одессу по тому же сценарию, что и Донбасс».

Под террором против активистов парламентарий понимает следующее. Шестого июня избили главу регионального «Автомайдана» Виталия Устименко. В феврале его тоже били — якобы за фразу о том, что мэр Одессы — сепаратист.

Стычки между одесситами и сторонниками Майдана происходят регулярно. В октябре 2017-го в Ильичевске (переименованном Верховной радой в Черноморск) активисты избили местного жителя, попытавшегося закрасить надпись «Слава Украине!» на заборе. Тогда же в одесском парке члены «Правого сектора»*, участники силовой операции Киева в Донбассе угрожали прохожим и избили женщину. Чуть раньше «проукраинские» активисты напали на членов движения «Куликово поле», пришедших возложить цветы к памятнику Неизвестному матросу.

Все это длится уже давно. «Центральная власть, если она еще вообще есть, должна вмешаться в то, что происходит в Одессе и Харькове. Мы требуем наведения порядка: немедленного расследования всех этих случаев и очистки Украины от сепаратистского отродья, которое засело по областям и ждет подходящего шанса для реванша», — требовал год назад депутат Рады Андрей Ильенко.

В январе 2016-го СМИ растиражировали «крик отчаяния» участника так называемой антитеррористической операции в Донбассе. Он жаловался на жителей Котовска (Одесская область): «Главное, что у нас город сепарский! Мы приехали с войны, а нам в спину плюют! Мне говорят: «А с кем ты там воевал в Донбассе? У меня там тетка». Я говорю: «Да я убил твою тетку! И тебя убью». Но здесь мы себя чувствуем изгоями. Мы чувствуем тут ненависть».

«Аполитичны и интернациональны»

Одесситу Леониду день нападения на активиста Устименко запомнился другим. Он вместе с другими горожанами отправился к памятнику Пушкину (6 июня — день рождения поэта). По его мнению, этот ежегодный ритуал больше говорит о городе, чем скандалы с «проукраинскими» активистами. «Цветы к памятнику несут не по государственной указке! В Одессе вообще не любят казенного патриотизма. Люди приходят сами, по настроению. При этом город с уважением относится к любой культуре — пока ее не насаждают силой. В подавляющем большинстве одесситы аполитичны и интернациональны», — рассказывает Леонид.

«Поэтому если в Одессе на митинг приходит хотя бы тысяча одесситов — подчеркиваю, одесситов, а не привезенных для картинки нанятых персонажей — то это уже много», — объясняет он местные политические реалии.

Отношение горожан к Киеву и его политике было традиционно ироничным. Все изменилось после 2014 года. К псевдопатриотам, которые вдруг откуда ни возьмись появились в Одессе после победы Майдана, отношение все хуже. «Вначале было недоумение,  потом раздражение, теперь — резкое неприятие, постепенно переходящее в ненависть», — отмечает Леонид.

«Критический взгляд на Украину»

Депутату Одесского городского совета в 2010-2015 годах Александру Васильеву пришлось эмигрировать.

«Есть классический мем «Я вам не скажу за всю Одессу». Так вот, и я за всю Одессу говорить не берусь. Как и везде, есть разброс мнений. Но есть данные социологических опросов. Есть такой объективный показатель, как результаты выборов. Есть сообщения СМИ об инцидентах — стычках между активистами. Если собрать все вместе, то можно сделать вывод: в Одессе наиболее критический взгляд на украинскую государственность», — рассуждает он.

Для характеристики настроений в регионах украинские СМИ изобрели специальный термин — «бытовой сепаратизм». «Когда «украинский» активист попадает в город, то сталкивается с неприятием того, что он сам проповедует. Как это описать?— «Бытовой сепаратизм». В целом же для Одессы характерна идея особого места, особого статуса. Эту идею разделяют 90 процентов граждан. Но высказываться в таком ключе сейчас опасно. В 2014-м политический спектр, где открыто говорили о подобных идеях, был зачищен — физически», — объясняет Васильев.

Красно-бело-золотой флаг

В Киеве никаких иллюзий по поводу «любви» одесситов к власти не строили. И за «бытовой сепаратизм» взялись всерьез. «Киев переходит от ситуации пожаротушения к системной политике искоренения. В 2014-м речь шла о срочной зачистке политического поля. А сегодня мы видим наступление на классические институты, связанные с русской культурой. Одесский художественный музей считался островом русской культуры. Поэтому туда назначили директора, который гордится дружбой с «Правым сектором». Причем его проталкивали, преодолевая сопротивление местных депутатов. Губернатор был вынужден нарушать процедуры, чтобы продавить политически нужное назначение. То же самое с русским театром, с Одесским литературным музеем — там была показательная провокация СБУ», — перечисляет Васильев.

Алексей Албу был депутатом Одесского областного совета, одним из лидеров «Антимайдана» и кандидатом в мэры Одессы. По его мнению, репрессии только загнали неприязнь глубже. «Все, что ассоциируется с новой властью, националистами, АТО, убийствами родных, друзей и соседей, естественно, не принимается. Поэтому на бытовом уровне все время происходят перепалки. А то и вовсе «не наших» не хотят обслуживать в кафе и магазинах, выбрасывают из маршрутных такси, или попросту бьют», — говорит он.

После запрета «пророссийской» и советской символики особую популярность у одесситов приобрел флаг города — красно-бело-золотой. Его демонстрация — в пику официальному «жовто-блакитному» — скрытая форма протеста. «Это говорит о том, что люди не воспринимают государственную символику и хотят сохранить свою самобытность, культуру, не растворяться в новоукраинской действительности», — объясняет Албу.

ria.ru


Поделиться

Читайте также

Главное в сети

Загрузка...
Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Интересное в сети