Почему Европа не заметит потери украинского транзита

Поделиться

REUTERS

Ожидания новой газовой войны между Россией, Украиной и ЕС по образцу газовых кризисов 2006 и 2009 годов пока не оправдались. Отказ «Газпрома» от поставок газа и объявление о начале процедуры разрыва контрактов с Киевом вызвали ожидаемый взрыв эмоций на Украине, но реакция Брюсселя оказалась предельно спокойной и даже ленивой. Остальные страны ЕС едва обратили на эту тему внимание. Причина проста — в отличие от 2006 и 2009 годов в этот раз объем газового транзита в Европу не снизился ни на один кубометр.

«Газпром» 2 марта официально объявил о начале процедуры расторжения контрактов на поставку газа на Украину и его транзит через территорию этой страны в Европу. Договоры были подписаны в 2009 году и рассчитаны на период до 31 декабря 2019 года. Глава компании Алексей Миллер мотивировал решение несбалансированным характером решений Стокгольмского арбитража по встречным искам «Газпрома» и «Нафтогаза», поданным в 2014 году. Стокгольмский арбитраж обязал «Газпром» заплатить украинской компании $2,56 млрд.

Арбитры аргументировали свое решение резким ухудшением состояния украинской экономики. Мы категорически против того, чтобы за наш счет решались экономические проблемы Украины

Алексей Миллер, председатель правления ПАО «Газпром»

В такой ситуации, как отметил Миллер, «продолжение действия контрактов для «Газпрома» является экономически нецелесообразным и невыгодным», и концерн начал процедуру расторжения контрактов с НАК «Нафтогаз Украины».

В иные годы эта новость произвела бы в Брюсселе и других столицах эффект разорвавшейся бомбы, но на этот раз европейские столицы просто промолчали, и лишь Еврокомиссия сделала несколько заявлений. Замглавы ЕК по делам Энергосоюза Марош Шефчович выразил традиционную озабоченность. От лица Еврокомиссии он «призвал все вовлеченные стороны, компании и соответствующих министров России и Украины незамедлительно найти решения в соответствии с решениями Стокгольмского арбитражного суда».

«Еврокомиссия готова возглавить трехсторонние переговоры, которые в прошлом уже доказали свою эффективность в ситуациях, когда есть разногласия», — сказал Шефчович.

Ход Климкина

Глава МИД Украины Павел Климкин еще 1 марта (после отказа «Газпрома» возобновить прямые поставки Киеву ввиду отсутствия допсоглашения к контракту, но до решения о разрыве контрактов) предупредил ЕК о возможности «технических перебоев» в транзите газа в ЕС.

«Украинские власти проинформировали нас о возможности экстренной ситуации в украинской ГТС. Мы с озабоченностью относимся к этой ситуации и готовы работать с российскими и украинскими коллегами, — сообщила журналистам пресс-секретарь Шефчовича Анна-Кайса Итконен. — Вице-председатель Шефчович получил запрос от главы МИД Украины о запуске механизма трехсторонних переговоров по газу».

Иными словами, Климкин бросил «пробный камень», чтобы прощупать возможную реакцию Брюсселя в случае нового сбоя с транзитом. По оценкам экспертов, упоминание о возможности «технического сбоя» — это попытка свалить возможные перебои поставок в Европу на недостаток так называемого технологического газа — то есть газа, который используется как топливо для работы самой украинской ГТС и через нее законтрактованных объемов в Европу.

Что реально говорил Климкин и какой ответ он получил из Брюсселя, никто никогда не расскажет, но вывод легко можно сделать на основании все того же брифинга Итконен 2 марта.

«По информации, которая есть у нас, на настоящий момент поток газа через Украину нормальный и стабильный. Что касается уровня заполнения газохранилищ на Украине, то он составляет чуть меньше 10 млрд кубометров, что достаточно для данного времени года. Так что пока нет поводов для тревоги», — сказала пресс-секретарь Шефчовича.

Из этой фразы можно представить себе ответ Шефчовича, который получил Климкин. Еврокомиссар дал понять украинскому министру, что Брюссель имеет полную информацию о наличии у Киева всего необходимого для обеспечения транзита, то есть любой несанкционированный отбор газа списать на объективные проблемы не получится.

В отличие от 2006 и 2009 годов, когда Еврокомиссия фактически встала на сторону президента Виктора Ющенко, ЕК продемонстрировала вполне нейтральную позицию, нацеленную на защиту собственных интересов. А в таких условиях любые сбои в транзите газа по вине украинской стороны станут прямым и неоспоримым подтверждением необходимости строительства «Северного потока — 2», вокруг которого в Европе продолжается активная дискуссия. Поэтому Киеву пришлось в спешном порядке договариваться об обратном выкупе российского газа у стран ЕС, причем, как признал коммерческий директор «Нафтогаза» Юрий Витренко, газ в эти дни в Европе стоил до $1000, то есть в четыре раза больше, чем по контракту с «Газпромом».

Тень Бандеры и причина спокойствия

Как заявил замглавы МИД Польши Бартош Чихоцкий 5 марта, слова украинских политиков о желании выстраивать хорошие отношения с Польшей постоянно расходятся с делами. «Символически это можно описать так: перекрыт газ из России — польская сторона немедленно увеличивает поставки газа. А взамен мы получаем демонстрацию под флагами Степана Бандеры во Львове под лозунгом «Львов не для польских панов», — сказал Чихоцкий.

Впрочем, «экстренная помощь» при таких ценах вряд ли потребовала от Варшавы большой политической воли.

Важным фактором в отсутствии европейской ажитации стал отложенный характер решения «Газпрома».

По действующим контрактам 2009 года, после начала процедуры их досрочного расторжения стороны имеют 30 дней для достижения взаимоприемлемого решения по поставкам газа на Украину и 45 дней для урегулирования транзитных вопросов. После этого дело уходит в Стокгольмский арбитраж, который, по условиям контракта, должен решать все споры между сторонами.

Сколько будет рассматриваться процедура расторжения контрактов — неизвестно. На прошлые встречные иски «Газпрома» и «Нафтогаза» от 2014 года арбитрам потребовалось больше трех лет. Вот европейцы и не переживают.

Конец схемы

Газовые контракты с Украиной действуют до конца 2019 года. Зачем их разрывать сейчас, если процедура расторжения может занять больше времени, чем завершение срока их действия?

Расторжение контрактов — способ предотвратить новые судебные иски, которые могут образоваться за следующие два года. Но вряд ли это главное. Главное — возможность твердо зафиксировать конец существующей схемы украинского транзита.

«Газпром» уже неоднократно заявлял, что не намерен продлевать газовые контракты с Украиной после 2019 года. Однако как убедить европейцев в полной серьезности этих намерений, а главное, заставить их понять, что новые маршруты доставки российского газа — это не блажь Москвы, а осознанная необходимость? Запуск и планомерная реализация процедуры расторжения контрактов станут предельно доходчивыми аргументами. Да, это может обойтись «Газпрому» в дополнительные средства на юридическое обеспечение своих действий, зато 1 января 2020 года ни для кого не будет никаких сюрпризов.

Осознание европейскими регуляторами и бизнесом необходимости новых маршрутов может расчистить путь как для «Северного потока — 2», так и для «Турецкого потока», которым пытаются активно вставлять палки в колеса как брюссельские чиновники, так и политики государств, считающих себя обделенными в результате этих проектов.

Удивительное совпадение

В пятницу, 2 марта, «Газпром» разрывает украинские контракты. А уже в понедельник в европейских СМИ появились выдержки из заключения юридической службы Совета ЕС, из которого следует, что Еврокомиссия не вправе вносить предложенные в ноябре 2017 года новые изменения в европейскую Газовую директиву, которая бы распространила нормы Третьего энергопакета на «Северные потоки», поскольку это нарушает нормы ООН. Эти изменения могли бы помешать строительству «Северного потока — 2».

Во вторник представитель ЕК Анна-Кайса Итконен фактически подтвердила наличие этого документа, отказавшись комментировать его по существу, но подтвердив, что Еврокомиссия ведет переговоры по этой теме с Советом ЕС.

Стали ли эти публикации простым совпадением с демаршем «Газпрома»? Может быть и так. В последние годы климат для российских энергетических проектов в Европе начал постепенно меняться в лучшую сторону. Это пока мало заметно в медийной среде, зато в бизнесе и на уровне национальных правительств целого ряда государств ЕС этот процесс очевиден.

Инициативы ЕК по ужесточению газовых норм в отношении морских газопроводов были встречены резкой критикой со стороны компаний энергетического сектора ЕС. В общей сложности 34 компании приняли участие в рыночном тесте этих предложений, который завершился 31 января, из них 22 выступили против предложений ЕК. В поддержку инициативы ЕК высказались 12 компаний, из которых 11 базируются в Польше, а крупнейшим акционером семи из них является польское государство. Во всех остальных 22 заявлениях от различных европейских промышленных ассоциаций, таких как Eurogas и BusinessEurope, предложения ЕК были отвергнуты.

Еще одним свидетельством этого процесса стала и прошлогодняя история с провалом попыток Еврокомиссии добиться от государств ЕС мандата на проведение переговоров с правительством РФ о строительстве «Северного потока — 2». Получение такого мандата позволило бы ЕК фактически по собственному усмотрению принимать решения по различным аспектам проекта, а России пришлось бы идти на уступки и договариваться, чтобы избежать бесконечного затягивания переговоров. Этого не потребовалось, поскольку обсуждение мандата фактически заблокировали в Совете ЕС страны — участницы проекта.

Сейчас, наблюдая за реакцией Еврокомиссии, можно четко понять отличие газовых кризисов 2006, 2009 и 2018 годов. Первые два были проблемой для России, Украины и Евросоюза. Нынешний — газовый кризис Украины, которая постепенно отходит на обочину энергетических отношений России и стран Европы.

tass.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров

Рекомендуем