ВСУ манипулируют данными о потерях в Донбассе

Поделиться

donbass.glavny.tv

С момента начала военной операции в Донбассе боевые потери украинских военных составили 2307 силовиков, небоевые – 871 человека, в целом погибли 3178 человек, еще порядка 8,1 тыс. ранены, заявил начальник Генштаба ВСУ Виктор Муженко. Есть основания полагать, что эти цифры сильно занижены – с совершенно конкретными целями.

К небоевым потерям украинский Генштаб относит гибель военнослужащих от болезней и нарушения мер безопасности – здесь и неосторожное обращение с оружием, и ДТП, и самоубийства. «По сравнению с 2015–2016 годами они (небоевые потери – Ред.) уменьшились в разы. Это фактор манипуляции общественным мнением со стороны безответственных должностных лиц, а иногда и просто провокаторов», – цитирует Муженко РИА «Новости».

На днях министр внутренних дел Украины Арсен Аваков заявил, что по состоянию на июль 2017 года самоубийства совершили порядка 500 участников АТО. При этом он имел в виду в том числе демобилизованных, которых статистика министерства обороны не будет учитывать никогда. Точно так же в качестве боевых потерь не учитываются умершие в госпиталях, так как в свидетельстве о смерти причиной указан диагноз, а не получение боевой раны или травмы.

При этом официальная статистика минобороны Украины расходится с данными, которые озвучил начальник Генштаба. В начале прошлого месяца МО сообщало, что в Донбассе погибли более 2,7 тыс. украинских солдат, а свыше 10 тыс. получили ранения разной степени тяжести.

Вряд ли это проблема в «округлении» или незнании арифметики. Скорее всего, МО и Генштаб используют одни и те же «причесанные» данные, но трактуют их по-разному.

Украинские источники зациклились именно на небоевых потерях, поскольку подвергать ревизии боевые потери никто не рискует. Например, результаты Дебальцевского котла засекречены, а официальные данные о потерях – 66 убитых – просто смехотворны. Целые подразделения были либо расформированы, либо переформированы, что якобы повлекло за собой «утрату» документации (ранее подобные истории происходили с частями, вышедшими из Иловайского котла и из-под Саур-Могилы), а официальное число погибших было зафиксировано на столь низком уровне из-за позиции пропагандистской машины, согласно которой ВСУ одержали под Дебальцево победу, поскольку вывели большую часть группировки из окружения.

При этом приходится отрицать очевидное. Например, кадры видеохроники с замершими в степи трупами украинских солдат.

Под потери не подпадают и дезертиры. Предположительно, на сторону ДНР и ЛНР за все время конфликта перешло до 9 тыс. военнослужащих украинской армии. Потери это или нет – зависит от методики, в любом случае информацию о них замалчивают особо – чересчур невыгодно с пропагандистской точки зрения.

Кроме того, в статистику МО Украины не попадают всякого рода неформальные подразделения – от «международного миротворческого батальона имени Джохара Дудаева» и «Правого сектора» до частей МВД типа батальона особого назначения «Донбасс».

В Дебальцево основные потери понесли батальонно-тактические группы 25-й воздушно-десантной и 128-й горно-пехотной бригад. Но под раздачу попали все, кого туда нелегкая занесла: ротно-тактическая группа 17-й танковой бригады, 38-я отдельная гвардейская механизированная бригада, отдельная 1-я танковая бригада, 54-й отдельный разведывательный батальон и еще много кто по мелочи.

Суммарно численность окруженной группировки могла достигать 5 тыс. человек, подавляющее большинство из которых были разбросаны по опорным пунктам и блиндажам без связи друг с другом. Потери в 66 человек при около 120 пленных – это фантастика. В реальности ВСУ потеряли в Дебальцево до пятой части всей группировки.

Само МО Украины заявило, что из Дебальцево вышло 2459 человек (из 8 тыс. заявленных) и 15 танков (из 200), при этом основу спасшихся составили военнослужащие только двух подразделений: 128-й горно-стрелковой бригады (Мукачевской) и добрбата территориальной обороны «Кривбасс». Куда делись все остальные?

Нечто похожее происходит и со статистикой потерь по боям за донецкий аэропорт, с Иловайским котлом, Саур-Могилой и тыловым рейдом десантников. Сейчас при формально действующем перемирии украинское командование само заявляет о безвозвратных потерях в 5–10 человек в неделю. При этом три человека в день – это критические потери для отдельно взятого небольшого подразделения, так как они начинают сказываться на боевом духе младших офицеров.

Через пару недель суммарная статистика уже накрывает штаб и старших офицеров, после чего начинаются необратимые изменения в поведении личного состава.

Давно подмечено, что на Украине жонглирование статистикой потерь всегда к чему-нибудь приурочено. Например, публикация данных о крупных одноразовых потерях нужна для разжигания ненависти или для подготовки общественного мнения перед проведением наступательной операции. При этом предполагается, что опасных умников, которые годами фиксируют все сообщения о мелких потерях в том или ином подразделении и суммируют их, попросту нет. Скрывать разовые потери, как недавно в Марьинке и Красногоровке, не удается почти никогда, но вполне можно манипулировать данными о крупных операциях, как в Дебальцево. Та же история и с пленными, которых украинская сторона убедительно «сортирует» по различным категориям, в результате чего общая цифра не видна.

Сейчас минобороны и Генштаб Украины настаивают на проведении очередной волны мобилизации. В том же сообщении про потери, буквально через запятую генерал Муженко заявил, что готов отправить сейчас в Донбасс даже тех военнослужащих, которые уже «отбыли срок в АТО» и уволены в запас.

Напомним, что с начала войны в МО были мобилизованы более 200 тыс. человек, большая часть из которых уже демобилизованы. Призывники, по сути, закончились, и министерству требуется срочно восполнить штатный состав, тем более что Генштаб считает нынешнюю численность группировки в Донбассе (более 120 тыс. человек) недостаточной для стратегической операции по молниеносному уничтожению противника.

Взять этих людей просто неоткуда. И обнародование Муженко этих странных цифр одновременно преследует две противоположные цели.

Во-первых, эти цифры не должны пугать украинское население. Во-вторых, они демонстрируют необходимость срочного пополнения. И это притом, что современная украинская группировка – это все-таки не набор необученных фанатиков, а вполне себе боеспособные люди.

Ориентировочно цифру безвозвратных потерь ВСУ за все время войны можно определить в 10 тыс. человек (точных данных, конечно же, нет) при почти 9 тыс. дезертиров и неустановленном количестве пленных (в разное время их могло быть от нескольких тысяч до двухсот в зависимости от процесса обмена). Источники в ДНР дают гораздо большие цифры, но это тоже «издержки производства».

Обычно в эти 10 тыс. записываются не только убитые, но и тяжелораненые, потерявшие боеспособность, умершие в госпиталях.

Вообще, точные данные потерь за долгий военный период – вплоть до человека – всегда кажутся подозрительным. Вот и сейчас в «цифрах Муженко» отсутствует очень важный показатель – пропавшие без вести. Уже потому, что их нет как явления, вся калькуляция украинского Генштаба гривны ломаной не стоит.

vz.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров

Рекомендуем