«Северный поток-2»: долгосрочные выгоды сильнее сиюминутной конъюнктуры

Поделиться

REUTERS

Растущий спрос в зарубежной Европе на газ является стратегической константой в определении возможностей для обеспечения этого спроса. Подтверждение тому – недавние соглашения «Газпрома» с ведущими европейскими энергокомпаниями по финансированию проекта «Северный поток-2». Соглашения, достигнутые несмотря на продолжающееся, точнее, традиционное противодействие проекту со стороны США и их подголосков из Европы.

По оценкам Европейской экономической комиссии ООН и Международного энергетического агентства (2016-2017 гг.), в ближайшие 6-8 лет спрос в Европе на природный газ увеличится как минимум на 15% в сравнении с уровнем 2014-2015 гг. Это во-первых. Во-вторых, сокращение газодобычи, вызванное главным образом истощением крупных месторождений в Северном, Норвежском морях и в Нидерландах, тоже способствует росту газоимпорта из стран – традиционных поставщиков. И прежде всего, из России, поскольку доля российского газа в обеспечении этим сырьем региона ЕС ныне превышает 30%.

А в-третьих, реализация проектов по трубопроводным поставкам из стран – потенциальных экспортеров (Азербайджан, Туркменистан, Норвегия, Израиль, Нигерия) возможна – и это в лучшем случае – не ранее 2030 г. Но и при таком сценарии европейский спрос на газ из РФ после 2030-го если и уменьшится, то не более чем на 6-7%.

В контексте отмеченных факторов неудивительно, что ​Nord Stream 2 AG – компания-оператор газопровода «Северный поток-2» (дочка «Газпрома») – в конце апреля с.г. подписала с пятью крупными западноевропейскими энергокомпаниями – Engie, OMV, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall – соглашения о схеме и объемах финансирования строительства. Эти компании осуществят долгосрочное финансирование проекта в объеме до 50% от его инвестиционной стоимости, составляющей (на середину апреля) 9,5 млрд. евро. То есть вклад каждой из них составит примерно 950 млн. евро, при этом «Газпром» остаётся единственным акционером проектной компании Nord Stream 2 AG.

Ранее сообщалось, что каждая из упомянутых компаний-партнеров, предоставив финансирование для реализации проекта, может стать обладателем 10%-ной доли в Nord Stream 2 AG. Но опять-таки растущий спрос в ЕС на газ и тот факт, что Россия давно зарекомендовала себя как надежный и притом крупный поставщик этого продукта на долговременной основе, привели, скажем так, к неактуальности обязательного вхождения тех же компаний в Nord Stream 2 AG. А небезызвестные попытки Польши, Дании и стран Балтии вкупе с Украиной заблокировать создание этой артерии обусловлены сугубо политиканскими факторами и потому никак не повлияли на упомянутое соглашение.

Напомним, что строительство «Северного потока-2», обходящего, как и действующий «Северный поток-1», Украину, Польшу и ряд других транзитных стран, планируется начать в 2018 г., а ввод в действие запланирован не позже 2020 г. Суммарная мощность двух ниток этого газопровода составит 55-57 млрд. кубометров в год с возможным ее увеличением до 60-63 млрд.

Характерно и то, что вышеупомянутые прогнозы по росту спроса на российский газ подтверждаются итогами прошлого года и трендами года текущего. Так, в нынешнем апреле объем поставок из РФ в европейское зарубежье возрос на 15% в сравнении с апрелем-2016. Конкретно экспорт российского газа в Турцию увеличился почти на 30%, в Италию – на 41,5%, в Венгрию – на 27,4%, в Австрию – на 69,2%, в Германию – на 18,7%. И это при том, что в 2016-м уже был зафиксирован рекорд экспорта со стороны «Газпрома»: почти 180 млрд. кубометров (на 12,5% больше уровня 2015 г.).

Главным стимулом стал сверхнормативный расход газа из газохранилищ в регионе ЕС за январь 2016 – март 2017 гг. ввиду климатических условий, требовавших быстрорастущего потребления. Сказывается также увеличение спроса на газовое сырье в нефтегазохимии большинства стран Западной, Южной и Центральной Европы.

В то же самое время повышается уровень истощения газоресурсов в странах Европы, где объем эксплуатируемых запасов газа наиболее значителен (шельфовые или сухопутные запасы в Нидерландах, Норвегии, Великобритании, Дании). Как следствие, добыча, например, на крупнейшем в зарубежной Европе месторождении Гронинген (северная Голландия) будет сокращена в этом году минимум на 10% – до 20-21,6 млрд. кубометров.

Тем временем американская администрация продолжает выступать против «Северного потока-2». Многие эксперты полагают в этой связи, что США тем самым пытаются если не расширить, то по крайней мере сохранить нишу для поставок своего продукта – сланцевого сжиженного газа (ССГ). Но его поставки в Европу, начатые в 2016-м, продемонстрировали, как и в начале 2017-го, более высокую стоимость и вдобавок значительные расходы по конечному использованию ССГ в сравнении с российским газом. Поэтому Вашингтон прибегает к иезуитским политиканским клише, чтобы притормозить «Северный поток-2» в пользу поставок того же ССГ.

Так, глава департамента энергетики Рик Перри в ходе встречи 19 апреля в Вашингтоне с главой «Нафтогаза Украины» Андреем Коболевым заявил, в унисон с последним, что строительство второй нитки «Северного потока» чревато, дескать, политическими рисками для Европы и направлено на монополизацию европейского газового рынка. Сообщается также, что обе стороны «обсудили риски, создаваемые такими проектами, как российский «Северный поток-2», для конкуренции, стабильности энергоснабжения, экономической и энергетической безопасности в Европе».

Впрочем, для США это традиция: они еще с 1960-х пытались противодействовать советским нефте- и газоэкспортным проектам. Но, как известно, те попытки потерпели фиаско. Потому что долговременные, по сути, бессрочные факторы взаимовыгодного сотрудничества СССР/России с зарубежной Европы в газовой и в целом в энергетической сфере проверены временем. И конечно, эти факторы куда важнее для Евросоюза, чем сиюминутная политическая конъюнктура его отдельных членов и попутчиков.

ritmeurasia.org


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров