Ход сделан: Путин обозначил контур грядущего транзита власти

Поделиться

kremlin.ru

Взятая на «вооружение» модель транзита власти по своему содержанию очень напоминает казахский сценарий

15 января 2020 г. можно считать точкой отсчета будущего транзита власти. Несмотря на то, что до официальной даты окончания текущего президентского срока чуть более 4 лет, В.В. Путин дал старт будущему транзиту уже сейчас. Это вполне объяснимый и логически продуманный шаг, учитывая текущий внутриполитический контекст и определенное бурление в элитных кругах.

В. Путин – шахматист и захват инициативы направлен на усиление взаимодействия «своих фигур» с целью дезорганизации «противника». Иными словами, запустив процедуру сейчас и придав ей такой темп, В. Путин не дает возможности кому-либо вклиниться в идущий процесс и перехватить инициативу.

Однако взятая на «вооружение» модель транзита власти по своему содержанию очень напоминает казахский сценарий, несмотря на имеющиеся отличия, по следующим причинам:

Во-первых, основанием для проведения параллелей является сама модель власти, которая выстроилась в обоих государствах – персоналистская, т.е. в вертикали власти «топовый» статус принадлежит главе государства. Он как бы находится над всеми, выступая в роли арбитра.

Во-вторых, в обоих государствах сначала шло планомерное усиление президентской власти, как на формальном, так и на неформальном уровнях, а в период подготовки транзита власти начался переход от «суперпрезидентской» республики к президентской за счет перераспределения полномочий в пользу Парламента страны и ослабления позиций президента в системе власти.

Однако в Казахстане подготовка «почвы» для нового статуса Н. Назарбаева в постпрезидентский период началась со второй половины 2000-х гг., т.е. более чем за 10 лет. С этой целью были закреплены нормы относительно сроков и периода пребывания у власти президента страны, но в Конституции появилась оговорка «настоящее ограничение не распространяется на Первого Президента Республики Казахстан».

Подобные трансформации на конституционном уровне готовили население Казахстана к тому, что Н. Назарбаев сохранит свой статус и оставит ключевые рычаги влияния на ситуацию в стране за собой.

Закрепление в 2010 г. в Конституции нового пожизненного статуса «Елбасы» (Лидер / Отец нации) за Н. Назарбаевым стало апогеем готовящегося транзита власти. И, если до 2010 г. еще можно было рассматривать несколько вариантов развития событий в Казахстане, среди которых (1) «пожизненный президент», так как Конституция РК с 2007 г. закрепила за Н. Назарбаевым право переизбираться неограниченное количество раз, и (2) переход на «новую должность» с сохранением «топовых» позиций в системе власти, то после, с закреплением нового статуса Н. Назарбаева, реальным остался только второй вариант.

При этом Н. Назарбаев, как и В. Путин, еще будучи президентом, начал перераспределение полномочий между органами власти, сделав шаги на пути «ограничения» президентской власти для своего преемника и формального усиления Парламента.

Так, в марте 2017 года, за два года до ухода в отставку, Н. Назарбаев подписал указ о внесении изменений в Конституцию страны, расширив полномочия Мажилиса при формировании Правительства, а также усилил полномочия Парламента и палат по контролю за деятельностью Кабинета министров.

В России подобная мера была озвучена в ходе Послания Президента Федеральному собранию 15 января 2020 года.

В случае принятия конституционных поправок нас ждут следующие изменения:

— Председатель Правительства Российской Федерации будет назначаться Президентом Российской Федерации после утверждения его кандидатуры Государственной Думой, а не просто с согласия последней (ст. 111, а);

— Председатель Правительства Российской Федерации представляет Государственной Думе на утверждение кандидатуры заместителей Председателя Правительства Российской Федерации и федеральных министров, за исключением федеральных министров, указанных в пункте «д1» статьи 83 Конституции Российской Федерации. Государственная Дума не позднее недельного срока принимает решение по представленным кандидатурам (ст. 112);

— Президент назначает на должность заместителей Председателя Правительства Российской Федерации и федеральных министров, кандидатуры которых утверждены Государственной Думой, и освобождает их от должности (ранее Президент по предложению Председателя Правительства Российской Федерации назначал на должность и освобождал от должности заместителей Председателя Правительства Российской Федерации, федеральных министров) (ст. 83, д);

— Президент назначает на должность после консультаций с Советом Федерации и освобождает от должности руководителей федеральных органов исполнительной власти (включая федеральных министров), ведающих вопросами обороны, безопасности государства, внутренних дел, юстиции, иностранных дел, предотвращения чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий, общественной безопасности (ст. 83, д1);

— Президент Российской Федерации не вправе отказать в назначении на должность заместителей Председателя Правительства Российской Федерации и федеральных министров, кандидатуры которых утверждены Государственной Думой (ст. 112).

В тоже время, вплоть до 15 января 2020 г. не было осуществлено никаких конституционных мер по подготовке будущего статуса В. Путина в постпрезидентский период. Первым шагом в этом направлении стало возрождение и обновление Госсовета, в пользу которого и будет осуществлено перераспределение стратегических полномочий.

Так, Госсовет будет координировать основные направления внутренней и внешней политики Российской Федерации и приоритетные направления социально-экономического развития государства, т.е. фактически в данном органе сосредоточены основные рычаги влияния на ситуацию в стране.

А, опираясь на логику идущей трансформации российской политической системы, можно сделать вывод, что председателем Госсовета в постпрезидентский период останется В.В. Путин, несмотря на то, что официально, на сегодняшний день, председательствует в Госсовете президент.

И тут тоже можно провести параллель с Казахстаном, где особый статус в период транзита имели два органа – Совет безопасности и Комитет национальной безопасности Республики Казахстан.

Так, несмотря на то, что Председателем Совета Безопасности РК первоначально являлся Президент, в июле 2018 г., т.е. меньше, чем за год до сложения с себя президентских полномочий, Н. Назарбаев подписал новый закон «О Совете безопасности Республики Казахстан», закрепив за собой пожизненное право председательствовать в данной структуре.

Поэтому в ближайшей перспективе, в течение 1-1,5 лет, помимо закрепления роли и статуса Госсовета в системе власти на конституционном уровне, стоит ждать и обновлений относительно председательства в данной структуре и порядка его формирования. А в соответствии с вносимыми в Конституцию поправками, «статус Государственного Совета Российской Федерации определяется федеральным законом» (ст. 83, ж1).

Пока же, учитывая вносимые поправки к Конституции (ст. 83, к), формирует Государственный Совет Российской Федерации президент, и именно эта структура станет отвечать за стратегический курс государства, за многие аспекты внутренней и внешней политики. Поэтому можно сделать вывод, фигура следующего главы государства будет из команды В. Путина, т.е. это будет человек, которому полностью доверяют.

Резюмируя вышесказанное, опираясь на логику трансформации российской политической системы, а также проводя параллель с Казахстаном, где в марте 2019 г. Н. Назарбаев запустил процедуру «управляемого» транзита власти, можно отметить следующее:

Во-первых, в 2020 г. Россию вероятнее всего ждут досрочные парламентские выборы, которые скорее всего пройдут в декабре;

Во-вторых, темп заданных преобразований и выстраивающийся институциональный контур будущего транзита власти свидетельствует о высокой вероятности досрочных президентских выборов в ближайшие 1,5-2 года.

В-третьих, взятая на вооружение модель транзита власти предполагает на пост президента технократа, человека, который будет ограничен в принятии решений.

Опираясь на казахский опыт и анализируя тандем «Токаев-Назарбаев», видно, что даже несмотря на то, что К.-Ж. Токаев, фигура, которая выдвинулась и заняла текущий пост благодаря Н. Назарбаеву, периодически демонстрирует свои амбиции, пытаясь проводить независимую кадровую политику, формировать внешнеполитический курс страны, задавать тон внутренней политике. То из предстоящих реформ в РФ следует ожидать переформатирования силового блока, с целью выстраивания одного центра принятия решений, а не нескольких, как сейчас.

Объясняется это тем, что в Казахстане была сформирована пирамидально-иерархическая структура власти, базирующаяся на семейно-родственном консенсусе. Именно подстраховка со стороны семьи Елбасы в лице дочери — Дариги Назарбаевой, возглавившей Сенат 20.03.2019 (а согласно ст. 48 Конституции РК, «в случае досрочного освобождения или отрешения от должности Президента Республики Казахстан, а также его смерти полномочия Президента Республики на оставшийся срок переходят к Председателю Сената Парламента»), племянника — Самата Абиша, ставшего Первым заместителем Председателя Комитета национальной безопасности, зятя — Тимура Кулибаева, курирующего отношения между государством и бизнес-сообществом через Национальную палату предпринимателей Казахстана «Атамекен», обеспечила безболезненный первый этап транзита власти, который до конца еще не завершен.

Российская модель подобного не предполагает, с начала 2000-х шло планомерное усиление корпорации силовиков в системе власти, поэтому именно они будут привлечены к обеспечению «мягкого» транзита власти в России.

km.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров