Трамп будет поддерживать курс рубля изо всех сил

Поделиться

Joshua Roberts / REUTERS

Курс рубля снова под давлением негативного информационного фона, источник которого находится в США. На этот раз дело не в санкционных или политических рисках, а в том, что в США снова включается так называемый долларовый пылесос, который создает проблемы не только для рубля, но вообще для всех развивающихся рынков. Для понимания контекста достаточно посмотреть на заголовки этой недели: «На рынке госдолга США вспыхнул сигнал тревоги для рубля», «Рубль упал до минимума за месяц под натиском продавцов госдолга», «Минфин Российской Федерации признал несостоявшимся аукцион по размещению облигаций федерального займа» и так далее.

Так как волатильность рынка российского госдолга (и опосредованно валютного рынка) вполне может продолжаться еще некоторое время и привлекать внимание СМИ, экспертного сообщества и широкой аудитории, есть смысл поговорить о том, как взаимосвязаны российский и американский рынки государственного долга (то есть государственных облигаций) и как эта взаимосвязь влияет на рубль.

В упрощенном изложении ситуация выглядит следующим образом: на фоне низких процентных ставок по облигациям в США (а также в еврозоне и Японии) облигации российского федерального займа выглядят крайне привлекательно для американских и европейских инвесторов. Российские облигации в этом смысле не являются каким-то уникальным явлением, а скорее — частным примером привлекательности облигаций многих развивающихся рынков.

В качестве известного (но далеко не единственного) примера последствий этой привлекательности российских государственных облигаций можно вспомнить скандал, который разразился в США после того, как выяснилось, что государственный пенсионный фонд штата Калифорния инвестировал в российские облигации как раз в момент максимальной антироссийской истерики вокруг мифического «вмешательства Кремля в выборы».

У популярности российских облигаций (и не только российских, а всех облигаций развивающихся рынков с высокой доходностью) есть важные валютные последствия: для того чтобы условный американский или европейский пенсионный фонд или частный инвестор купил такие облигации, ему нужно обменять доллары или евро на соответствующую валюту, в данном случае — на российский рубль. Если таких инвесторов набирается достаточно много (а иностранцев среди владельцев российских государственных облигаций около 30 процентов), то созданный ими спрос на рубль (или на другие валюты развивающихся экономик) становится фактором поддержки курса.

Соответственно, когда доходность американских государственных облигаций растет (это обычно связано с повышением долларовых процентных ставок Федрезервом США), то происходит обратный процесс, который можно назвать «долларовый пылесос»: инвесторы массово продают свои российские, бразильские или польские облигации, покупают доллары и вкладывают их в американские облигации, которые воспринимаются как надежные инвестиции, у которых к тому же отсутствует валютный риск. Когда «долларовый пылесос» включается, то обратное движение инвесторов приводит к тому, что курс доллара по отношению к валютам развивающихся стран (включая рубль) начинает расти. В теории, если совсем большая часть облигаций какой-то страны принадлежит иностранцам, которые соблазнятся повышенной доходностью американских трежерис, то может начаться цепная реакция продаж этих облигаций с чувствительными последствиями для курса валюты этой страны к доллару. Но это не случай России.

За последние несколько дней на российском рынке облигаций и в гораздо меньшей степени на валютном рынке можно было заметить последствия того, что доходность по американским государственным облигациям начала расти. Это привело к тому, что часть инвесторов переориентировалась с развивающихся рынков на покупку именно американских долговых инструментов.

Эта ситуация привлекла внимание аналитиков западных банков. Например, валютный эксперт ING Groep NV Крис Тернер утверждает, что «повышение доходности в США также подрывает ряд ралли (то есть трендов на рост цены. — Прим. ред.) на рынках локальных облигаций развивающихся стран», что, в свою очередь, может привести к «временному ослаблению» таких валют, как бразильский реал, мексиканский песо, южноафриканский ранд и российский рубль.

Однако сценарий, в котором очередное включение «долларового пылесоса» окажет долгосрочное или серьезное воздействие на рубль, представляется маловероятным по нескольким причинам. Во-первых, рубль уже успешно пережил одну ситуацию такого рода, причем тогда «пылесос» работал в гораздо более агрессивном режиме и доходность американских облигаций поднималась до трех процентов, что делало их очень привлекательными на мировом рынке. Сейчас же доходность только-только пытается взять рубеж в два процента годовых, и то далеко не факт, что она там сможет закрепиться на хоть сколь-нибудь длительный срок.

Во-вторых, в 2018 году аналогичная ситуация с давлением на валюты развивающихся стран проходила на фоне подъема долларовых ставок Федрезервом, но после того как американская экономика и фондовые рынки начали наглядно демонстрировать, что даже ставку в три процента по долларам они выдержать не могут, Федрезерв перешел в режим ее снижения. Это, в свою очередь, означает, что шансы на продолжение работы «пылесоса» крайне невелики и что даже Центральный банк США будет спасть американскую экономику и фондовый рынок.

А самый главный фактор заключается в том, что лично Дональду Трампу сейчас нужен максимально слабый, а не сильный доллар. Сильный доллар приводит к тому, что оппоненты Трампа в торговой войне, начиная от Китая и заканчивая Евросоюзом, получают преимущество: американский экспорт теряет конкурентоспособность, а импорт из Китая и Евросоюза, наоборот, захватывает американский рынок. Президент США был крайне разозлен (и демонстрировал это публично) в прошлый раз, когда повышенная доходность американских трежерис привела к укреплению доллара, а усиление конкурентоспособности китайского и европейского экспорта его волновало гораздо больше, чем соблазн надавить на экономики развивающихся стран через валютный курс. Сейчас Трамп опосредовано требует от Федрезерва опустить курс доллара через снижение долларовых процентных ставок до негативных значений, о чем сообщает американский финансовый телеканал CNBC: «Трамп раскритиковал Федрезерв за то, что, по его мнению, он не решается снизить процентные ставки, и обвинил Центральный банк в ограничении роста экономики США и фондового рынка. Трамп также утверждал, что ФРС должен продолжать снижать процентные ставки, чтобы сделать США более конкурентоспособными на мировом рынке.»

Получается, что исходя из собственных шкурных интересов президент США будет всеми силами поддерживать валюты развивающихся рынков, в том числе и рубль. Прогнозировать валютные курсы — занятие неблагодарное, но на данный момент любые разговоры о «бегстве инвесторов» из рубля и каком-нибудь последующем валютном апокалипсисе представляются как минимум необоснованными. Гораздо вероятнее, что западные политики продолжат и дальше вынуждать европейских и американских инвесторов к поиску доходностей на российском рынке.

ria.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров