Путинизм вместо объединяющей экономической модели?

Поделиться

Сергей Гунеев / РИА Новости

«Люди, я любил вас. Будьте бдительны!»
(Юлиус Фучик «Репортаж с петлей на шее»)

В отечественных и зарубежных СМИ главное место в аналитических статьях занимает тема о так называемом транзите или трансферте президентской власти. Сначала авторами делается вывод о кризисе политической системы в России, а затем строятся гипотезы о приемнике президента Владимира Путина, которые сопровождаются конспирологическими догадками о схватке между мафиозными кланами за власть.

Некоторые авторы выделяют две враждующие стороны — «семью», под которой подразумеваются последователи ельцинских реформ, и силовиков, которые «тормозят развитие экономики», как говорят Анатолий Чубайс и Алексей Кудрин.

Публика уже привыкла к тому, что ясности в проекте будущей России нет. Политическая риторика по содержанию повторяет все ту же пафосную пропаганду великих целей строительства светлого будущего, звучавшую в речах советских генсеков и секретарей поменьше. Только лексикой пользуются теперь как бы демократической вместо коммунистической, но дело все так же отстает от слов, как и прежде при развитом социализме.

Кризис политической системы может привести к катастрофической ситуации, близкой к распаду, которую стремятся подогреть западные «партнеры» (непримиримые конкуренты) и даже некоторые бывшие советские «суверенные» республики, разжигая русофобию и низко кланяясь Западу.

В мировой истории существует множество подтверждающих примеров, что выйти из такого кризиса возможно только через диктатуру, если в стране есть политическая сила, способная ее осуществить.

В России тоже был такой опыт в первой половине ХХ века. Распадавшаяся в революционном хаосе Российская Империя выжила благодаря большевистской левой диктатуре. Какая бы политическая сила ни пришла к власти в то время, она бы неизбежно прибегла к диктатуре, стабилизирующей власть и общество.

Нынешняя ситуация опасна тем, что диктатура будет правой, если она случится, так как левая идея полностью деклассирована, а правый правящий класс укрепился и подчинил себе все силовые атрибуты буржуазного государства. Вот поэтому в эпиграф вынесен призыв чешского коммуниста Юлиуса Фучика из его книги, написанной в тюрьме, «Репортаж с петлей на шее».

И еще хотелось бы привести одну из цитат Уинстона Черчилля: «Затеяв спор настоящего с прошлым, мы и не заметим, как потеряем будущее». Так оно и происходит, когда в основу реформ закладывается непримиримый идеологический радикализм в оценке истории, а не осмысление исторического опыта.

«Куда идем мы с Пятачком — большой, большой секрет»

Эти слова из доброго советского мультика уже не поднимают настроение, а вызывают ироничное отношение к действительности. Медведь — символ России. А добрый доверчивый Виннипух — образ ее души. Ну, а Пятачок желает только добра медвежонку, как ораторы оппозиционных массовок желают процветания народу. Сюжет мультика родился не в СССР.

Наш президент — большой сторонник образной иронии и прямоты в общении с «партнерами» и журналистами. Наверное, он с пониманием воспринимает иронию своих оппонентов и в отношении себя. Но народу уже не до смеха. Безработица и цены растут, обгоняя прогнозы Росстата, а доходы тоже растут, но только на словах и исключительно условно. Кому-то едва хватает на макарошки, а кто-то летает обедать в Париж на свежие устрицы. В среднем же все хорошо.

В отличие от своих оппонентов, действующий президент несет бремя государственной власти. Цена его ошибок слишком велика. Поэтому среди лидеров оппозиции хочется видеть не легкомысленных революционеров, а компетентных политиков, способных управлять государством, а не эмоциями толпы.

Граждане России в большинстве своем поддерживали главу государства, чтобы он чувствовал себя уверенно на своих галерах. Но всем не угодишь и недовольство властью будет всегда. Важен конечный результат, а не популярность.

Другое дело — политическая оппозиция, которая рвется к власти или, как говорят в народе, к кормушке. Какую политическую альтернативу предлагают оппозиционеры? Фактически никакой, кроме все той же революционной истерии по свержению действующей власти. На этом политики-пятачки набирают рейтинговые баллы, используя недовольство масс. А во власти господствует риторика обещаний, коррупция и безучастность к насущным проблемам низов.

Слабое исключение среди конкурентов Путина по прошлым выборам составили генерал Ивашов и предприниматель Грудинин. Но они только обозначили себя, а политической команды у них нет. Пресса обходит их стороной. Зато к радикалам интерес СМИ не угасает.

Давно замечено, что радикализм и невежество не существуют одно без другого. Поэтому в годы перестройки радикалы наломали немало дров, образно говоря, а четкой стратегии реформ и ясных политических целей до сих пор так и не выработано. Не под силу это оказалось шумным оппозиционным партиям.

Работа над ошибками ведется, но ее нельзя назвать реставрацией социализма, в чем подозревают президента Путина. Скорее наоборот, ликвидируются его остатки в русле антисоветской идеологии. Это отрицательно сказывается на отношении народа к власти.

Социологи дружно отмечают, что рейтинг Путина упал и продолжает падать. Причины называются разные. На первом месте стоит лукавая пенсионная «реформа». Второй причиной называется русская традиция всегда оппонировать царской власти. Третья, на самом деле главная, — повальная коррупция высшей бюрократии и воровство на всех уровнях властной вертикали. Кто-то видит в этом угрозу государственности, испытывая тревогу, а кто-то злорадствует.

Снижению рейтинга президента немало способствует он сам и его команда. Вернее, политические технологии, подменяющие и дискредитирующие реальную политику.

Последний пример — призыв Владислава Суркова «изучать путинизм». Что понимается под путинизмом? Идеологическое наследие нового вождя? Эволюционный подход второго президента РФ к легализации ельцинских реформ-деформ по мере смены поколений? Да, Путин сам сказал, что возвращения к репрессиям не будет. Новое государство будет строиться без политических напряжений. То есть, без пресловутого сталинизма. Об этом речь?

Но волей-неволей на радость либеральной оппозиции выстроился ассоциативный ряд ленинизм-сталинизм-путинизм, на котором устраивают свои обличительные шабаши-забавы антисоветчики и русофобы. Ирония в отношении Путина стала саркастической. Но слово — не воробей.

Президент как-то высказался, что СССР «кроме резиновых галош ничего не выпускал». Ирония? По какому поводу? Народ этой обиды не забыл. Советские «галоши» летали в космос, опускались на дно океана, работали на великих стройках, перевозили пассажиров и грузы на огромные расстояния. Как можно было публично клеветать на свою страну? Кому адресовались эти слова? Вот рейтинг и упал.

Советские товары пользовались спросом за рубежом из-за дешевизны и практичности, но внешний рынок был для нас закрыт конкурентами. Чтобы выйти на международный рынок, России при Ельцине пришлось отдать часть своей экономики иностранцам. Тем не менее, против России направлены такие же санкции, какие принимались против СССР. Товары и конкуренты остались те же.

Родину надо любить такой, какой она была, есть и будет — так думают простые люди вне политики и которые ходят на выборы, чтобы исполнить свой гражданский долг. Они очень внимательно слушают лидера своего государства и болезненно реагируют на такие высказывания. Для них история родной страны — это судьба их предков, память о которых неприкосновенна.

В другой раз он заявил, что в СССР не было раздельного сбора мусора. Видимо, мальчик с Лиговки никогда не сдавал стеклотару на мороженое и макулатуру на книги, не собирал металлолом и никогда не видел баки для сбора пищевых отходов. А еще в СССР по улицам сел и городов ездили так называемые старьевщики, которые меняли поношенную одежду и обувь на всякие полезные вещи для дома и на игрушки. Традиция эта зародилась еще в дореволюционной России. Для демократии в РФ это недосягаемый опыт?

Но несравнимо больший вред репутации принесли публичные на весь мир выступления главы государства по ТВ в форме диалога. По сути, это пиаровский прием кремлевских политтехнологов, который как бы сближает власть с народом.

Разочарование наступило достаточно быстро. А решение проблем местного масштаба президентом в «ручном режиме» по ходу телепередачи стало признаком того, что должной системы государственного управления в стране нет, как нет управы на своеволие чиновников.

А еще от таких мероприятий возникает ощущение, что президент находится в информационной изоляции. Это одна из форм обструкции или тихий саботаж бюрократии, распространенный во всем мире. И все это не к добру.

Население чувствует себя дезориентированным в своем будущем. При этом оно видит, как крупная буржуазия, представленная нуворишами приватизации, подминает под себя власть и всю экономику России. Никаких уступок с ее стороны не будет. У олигархов свое понятие «суверенной демократии» и правового государства, идеальным вариантом которого является диктатура или монополия на власть — кому как нравится.

Светлое будущее в серых тонах

Мы до сих пор не знаем, в чем заключался смысл перестройки. Нет единого консолидирующего понимания ни в структурах власти, ни в научном сообществе. Общество осознает, что отсутствие общенациональной консолидирующей идеи на перспективу крайне опасно.

Реформы проводятся по западным шпаргалкам, которые отражают доктринальную схоластику западных учений, а не базируются на собственном опыте организации жизни общества в реальных российских условиях. Причем не только в условиях природно-климатических, географических, но и в исторических, культурологических, демографических, мировоззренческих. На этом, как на блесну, западные политологи ловят правящую элиту России, разрабатывая на ее заблуждениях политические сценарии для своей страны.

Российскому обществу навязываются какие-то общечеловеческие ценности западного образца, либертарианские понятия свободы и права под видом цивилизованной демократии, которую старательно имитируют либералы.

Не будем углубляться в далекую историю. Блесной перестройки, которая закончилась развалом СССР, была доктрина экономической конвергенции двух противоборствующих систем. Влиянию этой доктрины, разработанной русским эмигрантом эсером Питиримом Сорокиным, подверглась верхушка КПСС.

После ужасов Великой Отечественной войны аргументация в пользу этой доктрины выглядела очень убедительной. Особенно для тех, кто пережил напряжение предвоенных лет и саму войну. А в руководстве КПСС и в государственной власти важнейшие посты тогда занимали участники войны.

Конвергенция сулила экономическое и социальное процветание всех стран. Военное противостояние исключалось и вероятность ядерной войны сводилась к нулю. Возрастала роль международного права. И не менее важным было то, что бюрократия легко конвертировала бы власть в капитал.

Первым позитивным результатом изменений в международной политике стали Хельсинское совещание и его Заключительный акт от 1 августа 1975 года. Углубить и расширить этот процесс, начатый Брежневым, взялся генсек Горбачев. Что из этого получилось, мы теперь знаем воочию. Конкуренцию и стремление финансового капитала к мировому господству никто не отменял, а мировой коммунизм отменялся.

По ходу конвергенции Запад переиграл советскую партократию, которая устроила драку за государственную власть и затеяла криминальную приватизацию государственной собственности.

После этого в РФ западные специалисты закинули вторую блесну. Она называется формированием единого экономического пространства в Северном полушарии от Ванкувера до Владивостока. Эта доктрина сформулирована американским политологом польского происхождения Збигневом Бзежинским в продолжение идеи конвергенции и была подхвачена его единомышленниками, в том числе в России. Аргументация выгоды была всё та же — мир без войны. А по-американски — и без СССР.

В сентябре 2011 года на Ярославском экономическом форуме президент Дмитрий Медведев посвятил свой доклад теме единого экономического пространства от Владивостока до Ванкувера. Приглашенный на форум Збигнев Бжезинский в своем ответном выступлении одобрил доклад Медведева и высказал надежду на реализацию грандиозного проекта.

Идея конвергенции с 70-х годов дополнялась другими умозаключениями, связанными с глобализацией и перенаселением мира. Возникла концепция «золотого миллиарда» и «мирового правительства», изложенных в книге Джона Коулмана «Комитет 300».

В «золотой миллиард» согласно этой доктрине входят США, Канада, Израиль, страны Евросоюза, Австралия, Япония и Южная Корея. России там нет места, но Маргарет Тэтчер все же пожаловала квоту для населения российской территории в 15 миллионов жителей на обслуживание инфраструктуры Сибири.

Оппозиционеры, причисляющие себя к либералам, не против этих проектов, поддерживают их и видят себя «интегрированными в Европу», то есть в «золотой миллиард». Это они посчитали Дальний Восток обузой для России.

Также несколько лет в России развивается еще одна тема глобальных перемен, которую можно назвать тотальной цифровизацией общества. В этой теме уже обозначен ряд подразделов: цифровая экономика, цифровое государство, цифровая медицина, цифровой учет населения и т. д. В этом же направлении интенсивно ведутся научные и конструкторские работы в области искусственного интеллекта. К чему это приведет с учетом того, о чем говорилось выше? Кто окажется в выигрыше? Не переиграют ли нас «партнеры» и в этом деле? Термин кибервойна уже прижился в политической лексике.

Обществу пока не представлена модель будущего российского государства, если оно сохранится в ходе таких грандиозных перемен. А угроза распада существует реальная и мировая закулиса не жалеет сил и средств на то, чтобы расчленить нашу страну и завладеть ее ресурсами по частям.

Тут и войны не надо. Москва, как административный и культурный центр, давно не объединяет народы на огромной территории, а является рассадником неких ценностей «цивилизованного общества», то есть Запада. Москва, как столица, способствует вывозу капитала и миграции хозяев российских ресурсов за границу. Москва стала метрополией для регионов-провинций и сама Российская Федерация имеет черты скорее колониального устройства, чем федерального.

Все это много раз говорилось в публичной информации. А толку с того? Может, марксистская теория об отмирании государства воплощается на практике?

Владимир Путин за годы своего пребывания на высших государственных должностях немало сделал для укрепления государства и его безопасности. Поэтому западные политики и мелкая оппозиция впадают в истерику, идут на самые низкие провокации и ложь, возбуждая ненависть к российскому лидеру.

Самый распространенный прием оппозиции это противопоставление народа и президента. Но у любого президента его должностные обязанности диктуются государственными интересами, а не частными.

Гражданскими проблемами должны заниматься местные чиновники от сельских и городских администраторов до губернаторов регионов в рамках своих полномочий. Вот где провал. На этом спекулирует оппозиция, критикуя Кремль. Какая стране от этого польза?

В правовой системе образовалось много неопределенностей. Например, нет правового определения понятия нации. А без этого не могут законно существовать понятия общенациональной идеи, национального достояния, национальных интересов, да и самой национальности.

То же самое можно сказать об экономике. В чем ее смысл? В наживе спекулянтов? В удовлетворении потребностей населения? В организации производства и торговли? Как понимать сочетание слов национальная экономика?

Несколько лет назад президент Путин обратился к научному сообществу с просьбой дать этим терминам современное научное и правовое определение. В ответ тишина.

Мы продолжаем пользоваться терминами революционной поры, где нация определяется по расовым, этническим признакам. Поэтому в сознании граждан Россия не нация, а многонациональное государство. А каждая нация, как известно, имеет право на самоопределение по международному праву. Это та самая «атомная бомба», которую Ленин заложил под СССР, по словам Путина.

Во всем мире с конца XVIII века нацией называется территориально-экономическое сообщество, которое подчиняется общим законам и имеет сложившуюся общую культуру и историю. То есть, нация и государство, национальность и гражданство — слова синонимы по смыслу. И только Россия по-прежнему является многонациональной нацией.

* * *

В будущих выборах или в транзите власти победу одержат те политические силы, которые предложат обществу объединяющую модель экономического обустройства федеративного государства, давно востребованную обществом. На ее разработку времени почти не остается. Да и политическая система к этому не готова.

А пока в публичной политике эксплуатируется образ доброго царя и плохих бояр. Или доброго барина, который придет и рассудит. Барина-царя надо почаще менять. Это вызывает безнадежную апатию и уныние. Причем не только у избирателей, но и в элитарной среде. Все проблемы оппозиция замыкает на Путине. Кому это выгодно?

Информационная служба Накануне.RU


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров