Новые лакеи для новых господ: Почему все больше россиян уходит в обслуживающий персонал

Поделиться

© Ленфильм

Горничные, привратники, посыльные — спустя сотню лет после революции мода на них возвращается

Недавно на сайте HeadHunter появилось объявление о вакансии дворецкого. Обязанности — как в лучших домах Европы позапрошлого века. Хозяину нужно подать завтрак вместе со свежей прессой, посоветовать галстук в тон рубашке, сопроводить до машины, предупредительно открыв дверь иномарки, а пока тот трудится, вычистить столовое серебро, пересадить цветы в саду и пополнить винный погреб. В этих и многих других обязанностях дворецкому должны помочь знание трех иностранных языков, сертификат сомелье и опыт работы с арабскими шейхами и голливудскими звездами. Зарплата, кстати, тоже о-го-го — миллион рублей.

Перед глазами сам собой встает образ чопорного мажордома, который железной рукой руководит хозяйственной жизнью какого-нибудь английского поместья, невзирая на взбалмошных наследников рода и фамильное привидение. Казалось, все это уже ветхая история… Или нет?

Миллионы к вашим услугам

Продавцы, водители, охранники — самые популярные в России профессии — в широком смысле можно отнести к сфере услуг. К ним стоит добавить еще целую армию тех, кто готов исполнить любую прихоть клиента. Постричься и уложить волосы — индустрия красоты чуть ли не единственная показывала рост даже во время кризиса. Сделать маникюр — на сто тысяч москвичей приходится 78 салонов и кабинетов ногтевого сервиса, а в Новосибирске этот же показатель равняется 103. Подтянуть фигуру и накачать мышцы — рынок фитнеса в стране за последние пять лет вырос в два раза.

Официальная статистика говорит о том, что в стране 11,3 миллиона сотрудников сферы обслуживания и торговли — это 15,6% от всего работающего населения. Но взглянув на вопрос более широко, можно получить другие цифры. Учитывая всех, кто напрямую обслуживает других, в России 17,1 миллиона человек оказывают те или иные услуги. Настоящий класс новой обслуги — почти четверть работающих россиян. И здесь еще не учитываются те, кто получает зарплату в конвертах.

Число работников сферы обслуживания за последние 10 лет выросло на 10%. Первый вал миграции трудящихся в сферу услуг случился в 90-е. Тогда с развалом промышленности у людей было не так уж много вариантов, куда пойти за куском хлеба.

— Изменения, которые мы наблюдаем, характерны для всего мира. Это общая тенденция: число занятых на производстве снижается, а в сфере услуг растет, — говорит эксперт ВНИИ труда Галина Антонова.

Роботы наступают

Тут человечеству подсуропили роботы: из-за автоматизации производства и сельского хозяйства на заводах и фермах уже не нужно столько рабочих рук, как раньше.

— Мы еще увидим, как роботы будут раскладывать товары на полках супермаркетов. Людям останется делать то, что машинам не под силу, — констатировал руководитель Центра политэкономических исследований Василий Колташов.

С другой стороны, рост рынка услуг невозможен без богатых клиентов, которые готовы платить за то, что в состоянии сделать сами, например выгулять собак. Тут вступает в дело имущественное расслоение общества: богатые только богатеют, а неимущие не могут выбраться из ловушки бедности. В Москве, например, уже сложился довольно плотный социальный слой рантье. Людям остались квартиры или коммерческая недвижимость от бабушек-дедушек, они ее сдают и могут не беспокоиться о деньгах.

— Это неравенство будет только усиливаться. Особенно если сбудутся предсказания о четырехдневной рабочей неделе. В светлое будущее возьмут всех, но не сразу. Одни будут иметь достаточно много времени для досуга и развлечений, чтобы клеить наполеоновскую двууголку и участвовать в реконструкции Бородинской битвы, а у других не будет времени, чтобы нормально поесть. При капитализме вообще все процессы идут неравномерно, — считает Колташов.

Чтобы дети жили лучше

Символом класса новой обслуги можно назвать курьеров, доставляющих еду. Они обезличены — никому и в голову не придет запоминать, как зовут паренька, привезшего подостывшую пиццу, все равно в следующий раз будет другой. Они отчуждены и от своих заказчиков, о которых знают лишь адрес, и от непосредственных хозяев, все общение с которыми происходит в специальном приложении. Зато закованы в строжайшие рамки расписания, где за 12-часовую смену без единого опоздания можно заработать тысячи три рублей.

Есть ли у них шанс на лучшую долю? Студент, который выгуливает собак, вряд ли будет заниматься этим всю жизнь, а мастер маникюра, если хорошо делает свою работу и имеет предпринимательскую жилку, может со временем обзавестись личной клиентурой и открыть свой салон.

А вот с мигрантами, которые чаще всего работают в службах доставки и такси, сложнее. У большинства из них, особенно молодых ребят, нет долгосрочного плана, нет мыслей о карьере. Обычно они думают так: «Ну съезжу поработаю год-два, а там видно будет». Но нет ничего более постоянного, чем временное, и в таком режиме люди живут хоть десять лет, пока не задумаются о получении гражданства, — рассказал ведущий научный сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, директор Центра миграционных исследований Дмитрий Полетаев. — Особенно это характерно для ребят из сел и деревень, которых в последние годы к нам приезжает все больше. Просто люди из городов уже приехали, кто мог и хотел.

Работа курьера часто служит мигрантам подушкой безопасности: потерял работу, обманули, закрылся один проект, и не успел найти другой: квадратный короб за спину — и вперед.

— Тем более все больше людей перебирается сюда с семьями. Они не видят перспектив на родине и не хотят оставлять там жен и детей, — отметил Полетаев.

Большинство мигрантов, как показывают исследования, работают на будущее поколение. Они рассказывают социологам, что хотят гражданство для отпрысков больше, чем для себя самих.

— Эти люди согласны потерпеть, перебиться, но хотят, чтобы дети трудились на более чистой работе, в офисе. И вот здесь у многих уже складывается жизненный план: пахать на образование ребенка, — считает Полетаев.

Кстати, дети мигрантов массово выйдут на рынок труда в ближайшие пару лет. Тогда-то и увидим, ради чего вкалывали их отцы.

Хорошо забытое старое

Историки не видят в сложившейся тенденции ничего удивительного. Просто 80 лет жизни в СССР, когда горничными могли обзаводиться только представители партийной верхушки, вытравили историческую память о временах дореволюционных. Вот и получается, что «наши люди на такси в булочную не ездят».

— Вспомните классическую русскую литературу, посмотрите картины или открытки начала XIX века. Знатная дама идет по Невскому, а за ней мальчишка-посыльный с кучей коробок и свертков. Вы могли купить что-то в Пассаже и просто уйти — покупку вам доставляли на дом, — говорит доктор исторических наук, главный научный сотрудник Санкт-петербургского института истории РАН Евгений Анисимов. — Это был настоящий рынок слуг и услуг, причем доступный практически каждому. Извозчики, например, брали недорого.

Если настроить «историческую оптику», в вечно спешащих желтых или зеленых курьерах с едой нетрудно разглядеть коробейников, которые ходили по деревням и селам Руси со своими товарами.

— Далеко не всегда визит такого разносчика был для поселения праздником. Достаточно вспомнить Чапаева, который по молодости ходил по казачьим станицам Приуралья, откуда его гнали, как гонят сейчас людей, заглянувших в какую-нибудь организацию с комплектами постельного белья или детскими энциклопедиями, — проводит параллель Анисимов. — Кстати, Чапаев потом за эти унижения с упоением мстил. Портные на Руси тоже работали ногами: заходили в деревни и обшивали целые дома.

Справедливости ради далеко не ко всем бродячим мастерам и торговцам люди относились как к Чапаеву. Среди портных или, например, ремонтников домашней утвари были свои знаменитости. Их появления ждали, о них рассказывали друзьям и родне — точно так же, как сейчас по сарафанному радио разлетается слава о талантливой маникюрше или толковом массажисте.

kp.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров