Партийных реформ не ждите: реанимировать «медведя» будут всей страной

Поделиться

© РИА Новости / Владимир Астапкович

Неожиданное заявление главы «Ростеха» Сергея Чемезова многие либералы расценили как очередную «оттепель» и реформирование политической системы, а в первую очередь партийной, в части ухода от классической «квартетной» схемы из системных партий – завсегдатаев всех предвыборных списков уже много лет. И иллюзия действительно сработала, ведь много лет политологи и аналитики предвещают изменение сложившейся картины. Одни говорят о сценарии двухпартийной системы, как на Западе, другие о возвращении блоков ельцинских времен и передаче реальной власти парламенту и сильному премьеру. Однако наши эксперты уверены – в «медведя» в лице партии власти скорее вкачают «витамины», чем отправят на покой – слишком велик риск провала экспериментов в неустойчивых экономических условиях, по крайней мере пока есть фигура Путина – все будет по-прежнему.

Корреспондент Накануне.RU поговорил с известными политиками и экспертами и спросил их об очертаниях будущего.

Член президиума, секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов уверен, что ничего нового ни в заявлении Владимира Путина о московских протестах, ни в заявлении главы «Ростеха» Сергея Чемезова о необходимости «здоровой оппозиции» нет, и обольщаться не стоит.

«Владимир Владимирович сказал только то, что он говорил всегда. Ничего нового он не сказал. В Америке негров расстреливают и гибнут люди во время протестов, а у нас, мол, нет. Не сказал только, что что именно его администрирование привело к этим протестам. Этого он не признает. Что же касается Чемезова, то фигура Чемезова очень серьезная. Но тут надо же помнить, что Чемезов у нас владелец оппозиционных изданий («Новая газета», например), от него было бы странно другого ждать», – считает наш собеседник.

Но и из того, что Чемезов признал, что это не иностранные агенты вышли на улицы столицы, а раздраженные властью люди, ничего нового мы тоже не узнали. «Адекватные люди это и так знали. А то, что потребительское общество рассерженно, да, оно рассержено. Я бы тут не строил конспирологию. На безрыбье и сам будешь работать, как рак», – отметил Обухов.

При этом он не исключает, что таким образом действительно тестируются сценарии на будущее.

«Да, возможно, идет тестирование. Система всегда тестирует ситуацию. Главное понимать, что для каждого сценария есть системные ограничения. Не все можно. А так, перед выборами в Госдуму, перед пресловутой рокировкой тестировалось, например, 14 сценариев. Тестировалось все, от иммигрантской политики до красно-коричневого возрождения. Проблема в другом, чувство ненависти в глубинном народе (как ни относись к терминологии Суркова) к «Единой России» слишком велико. Все эти верхушечные игры обречены», – говорит Обухов.

Социолог Борис Кагарлицкий напоминает, что политическая реформа и реформа партийной системы обсуждается в кулуарах уже несколько лет, но воз и ныне там.

«В России вопрос о политической реформе и пересмотре партийной системы стоит с 2016 года и обсуждается экспертами и АП, но воз и ныне там, потому что никто не решается принимать однозначные и обязывающие решения. Как только процесс начнется, контролировать его будет невозможно, и это все понимают», – говорит собеседник и добавляет, что власть больше боится побочных эффектов реформирования системы, чем медленного разрушения.

Он уверен, что накал протестов в летние месяцы вызван деградацией вертикали власти. Высшие чиновники ушли в отпуск, а низшие решают проблемы так, как умеют.

«Выступления Путина и Чемезова говорят о том, что власти начали отдавать себе отчет, что происходит в Москве, Хабаровске, Хакасии, Архангельске и многих других городах. Низовые чиновники, которые были предоставлены сами себе, они везде и всюду принимают запретительные решения, это механизм работы бюрократа, а надо понимать, что к концу августа у нас большинство чиновников в отпуске, и они напринимали решений, с которыми высшие чины пытаются справиться, но я думаю, не смогут. Ситуация будет развиваться скорее стихийно, чем управляемо», – подытоживает Кагарлицкий.

Отметим, что Сергей Чемезов в своем интервью упоминал «здравую оппозицию», которая якобы нужна всем, в том числе и самой системе. Участник Постоянно действующего совещания национально-патриотических сил России (ПДС НПСР), политик Юрий Болдырев напоминает, что власти и элиты сами занимались тем, что долгое время зачищали поляну на всех флангах, в том числе и на флангах патриотической оппозиции.

«Всякие национально-ориентированные силы хотели бы, чтобы в стране были национально-ориентированные социально-экономические силы, заинтересованные в возрождении страны, и до некоторого периода эти силы были, но они очень тщательно изничтожались, хочешь делать что-то в стране – поддерживай власть. Не дай Бог, будешь поддерживать кого-то не того. Требование ко всем здоровым силам было артикулировано четко – поддерживать власть, иначе «отберем у всех и все». Так мне один из руководителей предприятий передавал один из его разговоров с властями», – утверждает Болдырев.

По его словам, теперь поляна пуста и чиста.

«Никто не решается публично поддержать реальную альтернативу нынешней власти, если у него есть при этом что терять. Оппозиция, реальная, не та, с которой власть разыгрывает страшные спектакли и пугалки для народа, мол, не будете поддерживать нас – придут вот либертарианцы, зачищена. Для чего теперь им вдруг захотелось рассказать, что им здравая оппозиция нужна? Я бы не относился к заявлениям Чемезова, как к чему-то серьезному, а скорее бы предупредил, что они опять осваивают игру на живца», – заключает он.

Кандидат экономических наук, общественный деятель, публицист и видный активист незарегистрированной партии «Другая Россия» Андрей Песоцкий делает акцент на рейтинги «партии власти» – они низки, но у Кремля есть пути решения проблемы без радикальных реформ.

«Рейтинги «Единой России» давно уже оставляют желать лучшего. Согласно последнему опросу «Левада-центра», за «партию власти» готовы отдать голоса меньше 30% сограждан. Мы наблюдаем, как повсеместно кандидаты от власть имущих стесняются демонстрировать свою партийность. Лейбл с медведем, обеспечивавший когда-то путевку в жизнь, превращается в токсичный бренд, про который различные начальники, многие из которых вступили в «ЕдРо» еще в начале «нулевых», стараются и не вспоминать лишний раз», – делится наблюдениями собеседник, но также замечает, что еще более неутешительно обстоят дела и у системной оппозиции.

«Впрочем, для системной оппозиции тоже есть много тревожных сигналов. Ее поддержка не растет. «Левада-центр» фиксирует, что набирает популярность точка зрения «не стал бы голосовать»: людей, которым надоели сами выборы как таковые, стало больше за последних три года в полтора раза – целых 24%. Это каждый четвертый, при том, что в реальности многие из тех, кто высказали какие-либо симпатий в отношений партий, тоже не явятся к урнам. Любая власть держится на легальности (соответствии закону) и легитимности (признании обществом). Несмотря на многочисленные нарушения, которые всплывают во время практически каждой предвыборной кампании в стране, большинство жителей России все же считает власть законной».

Законной – да, но едва ли легитимной, говорит Песоцкий. Впрочем, ситуация еще не настолько страшна для власти и не угрожает положению.

«Фактически единственным политическим авторитетом все еще остается Владимир Путин, а вот вокруг трона – пустота. Даже ближайшие царедворцы, «единороссы», уже не вызывают симпатий и доверия. В этих условиях перед Кремлем стоят сразу две задачи. Во-первых, есть необходимость реанимировать «партию власти», вернуть ей доверие, а, во-вторых, обитателям высоких кабинетов надо возвращать интерес к выборам как таковым, чтобы допущенных к урнам «независимых кандидатов» не считали статистами и марионетками», – говорит он.

В рамках решения первой задачи можно и «оживлять медведя» и, наоборот, найти нового зверя, отмечает Андрей Песоцкий. Более вероятен консервативный вариант, когда будут накачивать витаминами уже имеющегося обитателя леса – привлекать в партию уважаемых людей, изначально не связанных с политикой (например, врачей, ученых), тщательней подбирать кандидатов на выборах, пытаться проводить заметные социальные проекты.

Что-то подобное мы уже видели в 2011 году, когда появился ОНФ. А почему бы не попробовать снова?

nakanune.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров