Под разговоры о цифровизации и «гаражной экономике» в России растет бедность

Поделиться

© Shutterstock

Вести с «экономических полей» продолжают то ли радовать, то ли всерьез озадачивать наблюдателей, а правительственные чиновники всерьез спорят о том, какой вклад в ускорение роста дает такой сомнительный показатель, как закредитованность населения.

Бедность в России продолжает расти, несмотря на все ухищрения чиновников Росстата и вышестоящей инстанции – Минэкономразвития. Очередное, так сказать, «достижение» в этом смысле было показано на неделе – по официальным данным, число граждан с доходами ниже прожиточного минимума достигло 20,9 млн человек. Увеличившись в первом квартале 2019 года до показателя в 14,3% по сравнению с 13,9% годом ранее.

В принципе Росстат констатировал, конечно, банальность, о которой в последнее время твердят все более-менее приличные экономисты, банкиры и просто все думающие люди. Экономика стагнирует, а доходы населения не растут (чаще даже – падают!) у большинства на протяжении как минимум последней пятилетки.

Вообще же начало нынешнего депрессивного состояния дел в экономике России честные специалисты относят не к 2014 году, а к рубежу 2011-2012 годов, когда, казалось бы, не было особых поводов для беспокойства. Прямо в те годы многие предупреждали – российская экономическая модель исчерпала себя и в будущем будет все дальше и дальше вползать то ли в рецессию, то ли в стагнацию, сути это не меняет, вопрос терминологии. Сегодня все это можно наблюдать и, так сказать, пощупать в самой что ни на есть реальности.

Бодрость правительственных чиновников, которые то отчитываются о «небольшом», но все-таки росте экономики, то о надеждах на национальные проекты и прочие подобные реляции, давно и никого не обманывают. Тем более что, как мы не раз отмечали, в самих товарищах из околоправительственных структур согласья давно нет.

Удивительно ли, что и президент РФ выдает порой противоречащие друг другу данные. Например, во время прямой линии 2018 года Владимир Путин заявил об устойчивом росте доходов населения. А уже на прямой линии 2019 года сказал, что «сейчас постепенно доходы начали восстанавливаться». Когда одно сочетается с другим? Неясно никому.

Накануне.RU попросило оценить «успехи» экономблока Правительства Юрия Крупнова, председателя наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития.

– Юрий Васильевич, свежая публикация данных Росстата о количестве бедных в стране насколько адекватна, на ваш взгляд? Или в следующем квартале мы все с изумлением узнаем, что количество бедных людей… сократилось?

– Конечно же, это вопрос методологии подсчета. Да и просто вопрос, а что такое «бедность» и что понимается под этим словом.

Условно говоря, завтра какому-то количеству людей добавят, ну, тысячу – они что, перейдут в категорию состоятельных граждан? Нет, разумеется, но количество бедных у Росстата в показателях снизится. Так что это вопрос, повторюсь, статистики и отчетности самого Росстата, сегодня так подсчитали, завтра – по-другому.

– Тогда, чтобы не увязнуть в этих манипуляциях с отчетностью, как нужно считать? Ну, чтобы хотя бы минимально получить объективную картину?

– Давайте рассмотрим базовые принципы, касающиеся достойной оплаты труда на рабочем месте. По стандартам Международной организации труда (МОТ), чтобы не погружаться глубоко, скажу лишь, что имеются в виду те рабочие места, на которых человек за свой труд получает нормальные деньги, соцпакет и т.д. Позволяющие ему прокормить себя, одного-двух иждивенцев. Так вот, таких рабочих мест в России при самых оптимистичных подсчетах – 20-22 млн. А экономически активного населения – около 75 млн. Понимаете, что это значит?

– Большая часть не удовлетворена своим заработком? Плюс дикое количество людей вообще непонятно, где и как занято, это и сами чиновники признают?

– Это значит, что большая часть не только не удовлетворена заработком, она не может удовлетворить собственные базовые потребности. Понятно, что с голоду пока никто, вроде, не умирает. Но мы живем все-таки в 2019 году, и отчитываться о том, что, мол, вот на хлеб же людям хватает – это как-то странно. А других рабочих мест для этой огромной армии трудоспособного населения в стране нет. То есть люди работают, какие-то деньги получают каждый месяц, но – какие деньги и на что их хватает? С этого надо начинать разговор о количестве бедных в стране.

– Вопрос, следовательно, в современных рабочих местах с достойной оплатой?

– Вопрос о развороте экономического курса, о новой индустриализации страны! Существующая финансово-экономическая модель исчерпала себя, это, кажется, всем ясно. Но все силы и ресурсы Правительство тратит на… сохранение нынешней модели. Периодически отчитываясь – здесь что-то подросло, там что-то упало, но не критически, а в целом все хорошо, вроде. Мы сейчас бодрым шагом шагаем на кладбище! Проиграв все, что только можно было проиграть.

 А есть в стране силы, которые способны изменить курс, приступив к новой индустриализации?

– Вопрос интересный. Если посмотреть вокруг – вроде бы, все развалено и вытоптано, сейчас для того, чтобы организовать новый, допустим, отраслевой кластер, нужно пару-тройку полноценных НИИ создать под него, с количеством сотрудников в 500-600 человек. Где это взять? Я говорю условно, но, реально существует проблема даже с кадрами.

С другой стороны, есть люди, есть технологии, в конце концов, у нас, у нашей страны есть колоссальный опыт! Вспомните, в 1944 году была поставлена задача – создать атомную бомбу – и эта задача была блестяще решена. То же самое позже случилось с космосом.

Я говорю о правильной постановке задач и концентрации ресурсов и всего необходимого на критически важных направлениях. К сожалению, наши чиновники заняты полной ерундой – цифровизацией, нанотехнологиями и прочим. Где, спрашивается, станкостроение, современное материаловедение, самолето- и судостроение, другие важнейшие отрасли? А нам продолжают рассказывать сказки о «гаражной экономике», о том, как хорошо – вдруг Билл Гейтс появится новый в гараже. Смешно просто!

– Я вернусь, с вашего позволения, к вопросу – есть вменяемые силы в стране, способные реализовать то, о чем вы говорите?

– Да все у нас есть, мы по-прежнему владеем сырьевыми ресурсами, неплохие золотовалютные запасы, в конце концов, и люди с соответствующими знаниями и компетенциями никуда не делись. Некоторые за границей работают, некоторые еще здесь. То, о чем спрашиваете, вопрос политической воли.

Нынешняя экономическая модель – тупиковый курс, либо мы начинаем строить страну, либо продолжаем играть в чужом валютном и финансовом пространстве. Вопрос, повторяю, лишь в политической воле руководителей. Только тогда что-то сдвинется с мертвой точки и можно будет всерьез говорить о каких-то прорывах, о чем регулярно говорит и чего требует Путин от своих чиновников.

nakanune.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров