Запретить Шварценеггера и Курта Рассела: Россия получает неожиданный козырь

Поделиться

© A-Team (1982)

Вначале — актуальные новости масскультуры. В мировых СМИ обсуждается вопрос о том, что делать с тяжелым наследием Голливуда 1980-х, и удовлетворительного ответа пока не находится. Речь о таких чудовищных фильмах, как «Конан-варвар», «За бортом», «Крокодил Данди» и других.

Например, в центре обсуждения вопрос о том, что делать с образом «мускулистого, натертого маслом мужика, одетого в одни ремешки и с мечом», который бродил по фильмам золотой эры со времен «Конана» 1982 года, периодически рубя врагов и грубо завоевывая женскую благосклонность? И есть ли риск, что в будущем этот глубоко неправильный образ, пропагандирующий «токсичную мужественность», может вернуться к нам?

Для справки: «токсичная мужественность» — это пока не окончательно пустившее у нас корни понятие из мировых интеллектуальных дискурсов. Смысл концепции в следующем: тот факт, что мужчины дерутся друг с другом и пристают к женщинам, базируется не столько на какой-либо биологии, сколько на культе и культуре ядовитой маскулинности, впитанной ими с молоком Шварценеггера в детстве и раннем пубертате.

Научных подтверждений концепции нет, но это и не нужно: вместо подтверждений сегодня в СМИ все чаще фигурирует по разным вопросам «консенсус специалистов».

Так вот. По мнению специалистов, это здоровенный качок Конан-варвар в шортах из шкуры убитого животного воспитал сегодняшних взрослых мужчин в неправильном ключе. Он — и его последователи из полнометражных фильмов и сериалов серии «меча и магии» — навязали нынешним 35-50-летним образ действий, несовместимый с сегодняшней реальностью. Они вырастили их в уверенности, что мужчина должен молча терпеть; что правильный ответ на давление — стать сильным и дать сдачи; что рыдать и жаловаться недостойно; что боль, унижения и прочие виды прописки, которые устраивает нам жизнь, — это ее неотъемлемая часть. Оттуда же нынешние взрослые вынесли несколько снисходительное отношение к женщинам, как к «слабому полу», который нуждается в защите и не всегда знает, чего хочет.

И «проблемны» в этом смысле сейчас не только Конаны. Например, в списках «неприемлемых фильмов 80-х» сегодня активно фигурирует «Крокодил Данди» (из-за сцены, в которой главный герой, незамутненный цивилизацией вольтеровский кандид, пропальпировал в баре трансвестита и под общий хохот заявил: «Глядите, это мужик! Мужик одевается как девица, прикиньте?»).

Или романтическая комедия «За бортом», которая попала сразу в несколько черных списков от передовых СМИ. Там, напомним, некий плотник, отец-одиночка четверых детей, подобрал потерявшую память капризную дочь миллиардера и сообщил ей, что она его жена и мать его потомства. Тогда это кино стало хитом и свело по жизни актеров Курта Рассела и Голди Хоун, которым сейчас обоим под 70 и которые продолжают жить в счастливом браке. Но сегодня это «чудовищный сюжет для ужастика», а вовсе не комедия положений. Ибо там обманутая главным героем главная героиня в конце концов находит себя в роли матери-и-жены.

И так далее.

…Что тут стоит отметить.

«Конан-варвар», предварявшийся цитатой Ницше о том, что «все, что нас не убивает, делает нас сильней», и вообще ставший гимном воли и преодоления — конечно, никак не пилится в современную концепцию правильной мужественности.

Правильная мужественность издания 2019 года — это, если коротко, вообще не мужественность. Само слово «мужественность» сейчас проблемно — потому что с ним ассоциируется слишком много качеств, которые либо постыдны, либо объявлены «незаконно захваченными мужчинами» в предыдущие, темные времена.

С точки зрения передовых идей — правильный мужчина вообще непонятное существо. От женщин его отличают только вековой гнет вины и огромное количество недостатков, над ликвидацией которых он обязан работать. По сути, ему оставлена одна дозволенная реакция на все вызовы жизни: он может жаловаться куда следует. Например, если его обижают в школе — он должен жаловаться. Если ему предлагают («потому что ты же мужчина») подвигать шкафы на работе — он должен жаловаться. По поводу того, что делать, если женщина-коллега проявляет к нему настойчивую симпатию, дискуссия пока продолжается. С одной стороны, такой мужчина как бы жертва сексуального преследования. С другой — если он ответит взаимностью, то это будет сексуальное преследование с его стороны, а за это можно вылететь с работы и попасть самому в черные списки сексуальных хищников.

А теперь самое важное.

Фактически мы наблюдаем в режиме стрима, как самая успешная социальная формация конца XX — начала XXI веков входит в период самоотрицания. Причем не какого-нибудь мелкого, стилистического, а вполне фундаментального. В период отрицания собственного Шварца, собственного Рокки, собственного Грязного Гарри, наконец. То есть всей победительно-соревновательной модели, заточенной на «победи или сдохни, пытаясь победить», а заодно на «живи как хочешь и давай жить другим».

Новое поколение, пришедшее на смену этой тонущей в прошлом эпохи, получило обидное название «поколения снежинок». Речь о гражданах разных стран, ощущающих свою уникальную душевную хрупкость (отсюда термин: как известно, снежинки очень хрупки и среди них нет двух одинаковых) и воспринимающих все, что противоречит их уникальным глубоким переживаниям, как «психотравмы» (не спрашивайте, что это такое, — самый подходящий перевод «обидки», но так говорить нельзя, это обесценивает). Кстати, не стоит пытаться искать термин «поколение снежинок» в Википедии: там есть только статья, обличающая этот обидный, консервативный, мужланский и психотравмирующий термин-пейоратив. Идея о том, что он хоть в чем-нибудь справедлив, недопустима: она слишком травмирует.

…Тут нам стоит вспомнить, что именно «Америка 80-х» из голливудского кино тридцать лет назад стала одним из основных инструментов разрушения нашей, травоядно-советской, общественной системы. Мы конца 80-х были искренне влюблены в беззащитных блондинок (шатенок и брюнеток) Голливуда и видели себя на месте крутых мужиков, спасающих их и чемодан с брильянтами.

Так вот: не совсем понятно, чем теперь обновленный, прошедший через #МиТу и прочее самоочищение Голливуд собирается остальной мир завлекать и покорять.

Если, например, считать эталонным образцом современного передового масскульта кинофильм-рекордсмен «Мстители: Финал», то перспективы довольно мрачные. Образ летающего миллиардера-нагибателя, Тони Старк, самоликвидировался. Образ фамм-фаталь, Наташа Романов, самоликвидировался. Образ Правильного Мужчины Двадцатого Века, Капитан Америка, — эмигрировал в прошлое. Образ, наиболее близкий к Конану, с которого мы начали, — Тор — растолстел и сбежал в дальний космос бухать и бомжевать.

Оставшиеся — Черная Пантера, Черный Капитан Америка, барбадосская Валькирия в роли Тора, инвалид-колдун и Человек-Паук, уже выразивший готовность стать геем, вряд ли очаруют жителей планеты.

Если так пойдет дальше, то у отечественного кино могут открыться внезапные перспективы. Например, оно может начать снимать — на современном техническом уровне — фильмы о мужественности и женственности, которые забанены в передовом мире.

Это даст тому, что принято именовать «российской пропагандой», неожиданный козырь.

ria.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров