Глава СК предложил вернуть конфискацию имущества для коррупционеров

Поделиться

Александр Щербак / ТАСС

Суды по ходатайству следствия арестовали имущество коррупционеров на сумму более 5,3 млрд рублей за первые три месяца этого года. Об этом сообщил председатель СК РФ Александр Бастрыкин в интервью газете «Известия», опубликованном во вторник.

«Только за три месяца текущего года наложен арест на имущество коррупционеров на сумму свыше 5,3 млрд рублей», — сообщил Бастрыкин.

По его словам, ведется все более активная работа по возмещению ущерба, нанесенного коррупционными преступлениями, так как они напрямую препятствуют развитию российской экономики. В 2018 году у фигурантов уголовных дел о коррупции были изъяты деньги и драгоценности на сумму почти 2 млрд рублей, еще 1,6 млрд рублей обвиняемые возместили добровольно. Кроме того, в прошлом году арестовано имущество фигурантов на более 15 млрд рублей в качестве меры по обеспечению гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества.

«Вместе с тем необходимо обозначить и конкретные предложения по повышению эффективности этой работы», — отметил глава СК. В частности, предлагается вернуть конфискацию имущества в перечень наказаний в статье 44 УК РФ как дополнительный вид наказания, с указанием возможности ее применения в санкциях статей по преступлениям коррупционного характера. Бастрыкин подчеркнул, что в связи с необязательностью применения для суда меры в виде конфискации имущества судьи часто не реализуют эти полномочия.

«Отмечу также, что мы по-прежнему настаиваем на введении института уголовной ответственности юридических лиц. Ведь в подавляющем большинстве случаев нажитые коррупционным путем денежные средства и финансовые инструменты выводятся за рубеж через юридических лиц», — сказал Бастрыкин.

Лица с особым правовым статусом

Следственный комитет России с момента своего создания в 2011 году привлек к ответственности за коррупцию свыше 5 тыс. лиц с особым правовым статусом.

«С момента образования нашего ведомства, то есть с 2011 года по настоящее время в качестве обвиняемых по направленным в суд уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности следователями привлечено свыше 5 тыс. лиц (5038), обладающих особым правовым статусом», — рассказал Бастрыкин.

«В их числе свыше 3 тыс. депутатов органов местного самоуправления и выборных глав муниципальных образований органов местного самоуправления, 94 депутата законодательных органов субъектов РФ, 35 судей, 119 прокурорских работников, 516 адвокатов, 604 следователя различных ведомств, в том числе 122 — Следственного комитета», — привел он данные о работе СК за восемь с лишним лет.

По его словам, всего с 2011 года следователями СК было направлено в суд почти 80 тыс. уголовных дел о коррупции.

Борьба с коррупцией на всех уровнях

Александр Бастрыкин подчеркнул, что борьба с коррупцией в России идет на всех уровнях, однако чтобы доказать причастность крупных чиновников к коррупционным преступлениям требуется больше времени.

«Работа по борьбе с коррупционными проявлениями идет на всех уровнях: нельзя делить чиновников на «мелких» и «крупных», при этом очевидно, что чиновников районного или городского уровня гораздо больше. Борьба с коррупцией направлена на то, чтобы наказание было неотвратимым независимо от должности и былых заслуг. Крупная, как вы говорите, рыба никуда не уплывает. Просто для того, чтобы доказать причастность «больших чиновников» к коррупционным преступлениям, требуется больше времени», — сказал Бастрыкин, отвечая на вопрос, согласен ли он с мнением, что за коррупцию карают только мелких чиновников.

В качестве примеров глава СК привел недавние приговоры бывшим губернаторам Сахалинской и Кировской областей Александру Хорошавину и Никите Белых, экс-главе Карелии Андрею Нелидову, бывшему главе Владивостока Игорю Пушкареву и другим уже бывшим высокопоставленным чиновникам. Напомнил он и о деле экс-полковника МВД Дмитрия Захарченко. «Но в этом деле точка еще не поставлена, так как продолжается предварительное следствие по иным эпизодам коррупционной деятельности бывшего полицейского. Соучастник обвиняемого объявлен в розыск», — напомнил Бастрыкин.

По «одному из самых трудоемких, объемных и сложных дел» в отношении экс-главы Республики Коми Вячеслава Гайзера и еще 11 фигурантов, которым недавно был вынесен приговор, напомнил Бастрыкин, «общая сумма причиненного Республике Коми ущерба от действий обвиняемых превысила 3,8 млрд рублей».

Также глава СК напомнил о направленном в суд деле бывшего замглавы правительства Московской области Алексея Кузнецова, который был экстрадирован из Франции после долгих процедур, в которых участвовали и представители СК (в том числе с коллегами из Франции неоднократно встречался и сам Бастрыкин). По данным следствия, ущерб от действий Кузнецова и его сообщников превысил 14 млрд рублей.

Бастрыкин выразил уверенность в том, что противодействие коррупции воспринимается обществом как борьба за справедливость «в самом высоком смысле этого слова».

Ущерб от взяточничества

Председатель Следственного комитета в ответ на вопрос о том, что что мешает добиваться полного возмещения ущерба от коррупции, также рассказал, что нежелание представителей органов власти признавать причиненный коррупционерами ущерб иногда приводит к необоснованной реабилитации последних.

«В первую очередь, сами обвиняемые. Особенно в случае непризнания вины они отказываются добровольно возмещать ущерб, — отметил Бастрыкин. — Анализ практики также свидетельствует о том, что представители потерпевших — работники органов власти и местного самоуправления — зачастую не признают факт причинения ущерба бюджету и уклоняются от признания их потерпевшими или гражданскими истцами».

«Таким образом они стремятся завуалировать просчеты в организации собственной работы и отказываются признать факт дискредитации своей деятельности, — пояснил председатель СК. — Подобная позиция способствует необоснованной реабилитации в суде в отдельных случаях».

Отдельной проблемой он назвал и вывод принадлежащих государству активов за рубеж активов. «Многие такие факты установлены в ходе расследования транснациональных преступлений, в том числе коррупционных. Поэтому правоохранительные органы должны добиваться возврата из-за рубежа имущества, денежных средств и ценных бумаг, принадлежащих государству. Но и здесь все не так просто», — сказал Бастрыкин.

Он напомнил, что сроки исполнения запросов о правовой помощи иностранными государствами не регламентированы и могут быть «очень длительными», а в отдельных случаях иностранные государства лишь по формальным основаниям отказываются арестовывать имущество обвиняемых.

Согласно ранее опубликованным данным Судебного департамента при Верховном суде, в 2018 году 9 тыс. человек были осуждены за коррупционные преступления, тогда как полностью или частично по делам о коррупции были оправданы 128 человек. В отношении 1602 лиц дела о коррупции были прекращены по различным основаниям.

tass.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров

Рекомендуем