США ввязываются в мировую валютную войну

Поделиться

© Shutterstock

Американский президент покусился на святая святых, потребовав разработать меры для девальвации доллара. И ФРС, кажется, ему подыгрывает, обещая снизить ставку уже в этом месяце. Какие последствия вызовет девальвация мировой резервной валюты, если ситуация начнет развиваться по худшему сценарию?

Дональд Трамп давно хочет опустить американскую валюту. Судя по всему, он переходит от слов к делу: он поручил своим помощникам разработать специальные меры по девальвации доллара, передает Bloomberg со ссылкой на свои источники.

Самый эффективный метод девальвации – это снижение ставки ФРС. И американский регулятор как будто начал подыгрывать своему президенту, но, на самом деле, он, конечно, реагирует на слабые экономические показатели американской экономики. Накануне глава ФРС США Джером Пауэлл заявил, что может снизить свои краткосрочные процентные ставки на очередном заседании, то есть уже 31 июля. Смягчение политики ФРС однозначно приведет к ослаблению американской валюты, что подтверждает уже начавшееся падение доллара на этих новостях.

«Дальнейшим шагом может стать покупка казначейских гособлигаций на баланс ФРС, то есть новый раунд QE (количественного смягчения). Введение такой меры возможно уже в 2020 году в случае, если ситуация в экономике пойдет по негативному сценарию», – отмечает управляющий партнер Exante Алексей Кириенко.

К чему же приведет девальвация американской валюты, которая, по-прежнему, господствует в мировой экономике?

На самом деле, для самой американской экономики ослабление доллара несет двойной эффект. С одой стороны, это позволит нарастить производство и экспорт, так как повысит конкурентоспособность крупнейших экспортных предприятий страны. Это будет выгодно для отдельных отраслей промышленности США, в частности, для сельхозпроизводителей, которые экспортируют товаров на 133 млрд долларов, для нефтяной отрасли (экспортирует на 110 млрд долларов), для гражданской авиации (экспорт — 100 млрд долларов) и для производителей автозапчастей (экспорт на 90 млрд долларов), отмечает главный инвестиционный стратег ITI Capital Искандер Луцко.

С другой стороны, выигрыш реального сектора США от ослабления курса доллара может оказаться эфемерным. «Вовсе не факт, что это обернется большим ростом североамериканской экономики. Не будем забывать, что популярные в мире американские товары пользуются спросом вовсе не по причине доступной цены. Их привлекательность заключается в дизайне, своеобразном американском стиле, некоторой эксклюзивности. Иными словами, ценность американских товаров заключается в их маркетинговой составляющей. А такие нематериальные продукты США, как музыка, кино, программное обеспечение и т.п. и вовсе не нуждаются в слабом долларе. Едва ли некоторое ослабление американской валюты радикально усилит спрос на них на мировом рынке», – считает Виталий Манжос из «Алго Капитал».

Чрезмерная девальвация доллара может существенно сократить импорт, а это негативно скажется на крупнейшей в мире экономике потребления, считает Луцко. Кроме того, резкая девальвация рассматривается как начало экономического кризиса в стране, что грозит оттоком капитала, добавляет он.

«Ослабления курса доллара как главной резервной валюты может обернуться для США мощными финансовыми потрясениями. Для иностранных инвесторов это снизит привлекательность широкого класса активов, номинированных в долларе. В первую очередь речь идет про долговые обязательства правительства США. Но это относится также к корпоративным облигациям и акциям американских компаний», – говорит Манжос.

«Девальвация американской валюты грозит выходом ситуации на финансовых рынках из-под контроля, и тогда мы можем увидеть повторение турецкого сценария в мировом масштабе. Она приведет к распродаже активов, номинированных в долларах, а также к снижению спроса на американские облигации. Испугав мировые рынки девальвацией валюты, США могут серьезно повысить стоимость заимствований для правительства – инвесторы начнут требовать большей доходности», – отмечает Кириенко.

«Фактически инициатива Трампа предполагает слом сложившейся мировой финансовой системы, характеризующейся доминированием так называемого «нефтедоллара». США могут потерять имеющиеся у нее преимущества на международной финансовой арене»,– добавляет Манжос.

Наконец, все это может вылиться в жесточайшие валютные войны, в которых, как правило, сложно найти победителей. Если в гонку девальваций вслед за США включатся другие страны, тот же Китай и Европа, то какой тогда эффект получат американские экспортеры?

Более того, это гонка на подходе. ЕЦБ уже ввел отрицательные ставки, а европейская экономика все равно показывает низкие темпы роста. Поэтому не за горами начало программы количественного смягчения и девальвации евро. С начала года многие ЦБ изменили курс, отказавшись от ужесточения монетарной политики. «Оборотной стороной низких ставок являются пузыри на рынках акций, облигаций и недвижимости. Уже сейчас многие инвесторы отмечают, что цены на этих рынках завышены из-за ультрамягкой денежно-кредитной политики в предыдущие годы», – отмечает Кириенко.

Что касается России, то рубль уже второй день укрепляется к доллару на фоне заявления ФРС о возможном снижении ставки (это, кстати, повышает шансы снижения ставки и российским ЦБ). Кроме того, на стороне рубля играет нефть, стоимость которой рвется к 70 долларам за баррель марки Brent.

С одной стороны, девальвация доллара выглядит привлекательной для России, особенно для россиян, путешествующих за границу и потребляющих импорт, а также для импортно ориентированного российского бизнеса. Однако в целом ослабление доллара невыгодно российской экономике, потому что 60% экспорта из России – это нефтегазовые продукты и добывающая промышленность, и расчеты в основном идут в долларах США, считает Искандер Луцко.

Постепенное небольшое ослабление доллара еще может быть полезным России, но вот резкое и сильное движение ни к чему хорошему не приведет. Есть граница, ниже которой ослабление доллара к рублю уже пагубно для российской экономики.

«При текущей нефти в 65 доллар за баррель – доллар должен стоить не ниже 60 рублей», – говорит Луцко. Потому что в бюджете на 2019 год заложен курс рубля в 63,9 за доллар при цене на нефть на уровне в 63,5 долларов за баррель (Urals) или 65 долларов за баррель (Brent). Иначе российский бюджет не досчитается доходов и станет резко дефицитным. На этом фоне даже подешевевший импорт не будет радовать, потому что средств на него все равно не станет больше. О достижениях внутри страны и развитии собственных технологий тоже можно будет забыть. Грубо говоря, американские «Боинги» станут слишком дешевыми, чтобы вкладывать миллиарды в МС-21 или в создание российско-китайского самолета. Хотя геополитические угрозы при этом никуда не денутся.

«Некоторое ослабление доллара не станет большой проблемой для российской экономики. Однако новая инициатива президента Трампа пока не имеет больших шансов на воплощение в жизнь», – считает Манжос.

По его мнению, более реальным и мягким вариантом может стать ослабление доллара к евро. «Это позволило бы североамериканской экономике конкурировать с сопоставимыми по качеству и стоимости товарами из Германии, Франции и Италии. Возможно, этому до некоторой степени будет способствовать ожидаемое понижение процентной ставки ФРС, которое может состояться неоднократно до конца текущего года. Однако этот процесс все же не является радикальным инструментом для быстрой и сильной девальвации доллара США», – заключает он.

Для рубля же пока более значимыми факторами остаются санкционные угрозы и динамика цен на нефть. А цены на нефть впервые с конца весны поднялись выше 67 и стремятся к 70 долларам за баррель. Рост нефтяных котировок стимулирует заявление главы ФРС, ураганы в Мексиканском заливе, которые мешают американцам добывать сланцевую нефть, а также очередная напряженность в Ормузском проливе. Иранские власти вроде как пытались задержать британский танкер, видимо, в отместку за задержание ранее их танкера британцами. И в целом из-за наращивания Ираном обогащенного урана усилились риски конфликта и даже военного столкновения. А это все опасность для перекрытия Ормузского пролива, через который проходит значительная часть всей мировой нефти, что означает мировой коллапс и хаос. И, конечно, сделка ОПЕК+ долгосрочно нефтяной камень точит.

В течение одного-полутора месяцев нефтяным ценам удастся достичь 70 долларов за баррель, а в перспективе 2-3 месяцев – до 70-75 долларов, ожидает, главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. Что касается рубля, то к концу лета доллар будет стоить 64 рубля, а к концу года – 65 рублей, в 2020 году – ближе к 70 рублям, считает Луцко.

vz.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров