Родина слышит. Родина знает?

Поделиться

Sergei Ilnitsky / EPA

В Кремле обеспокоены падением доходов россиян, на которое указывают статистические агентства, заявил журналистам пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Комментируя исследование Росстата, по которому половине российских семей хватает денег только на еду и одежду, Песков подчеркнул, что причиной бедности является общая неблагоприятная обстановка в мировой экономике. «Это не только санкции, хотя и от них есть эффект. Это и торговые войны, и турбулентность в мировой экономике», — отметил он. Песков добавил, что власти принимают меры, чтобы уже в 2019 году исправить ситуацию.

«Сам по себе процесс известен, он вызывает обеспокоенность. Но реализуется целый комплекс мер, направленный на исправление ситуации, — сказал пресс-секретарь президента. — Реализация нацпроектов призвана дать динамику общей экономике, а конечной целью является повышение благосостояния населения. Речь идет о конкретных результатах, которые люди почувствуют непосредственно в этом году».

Ранее Росстат опубликовал статистику по доходам, расходам и потреблению домашних хозяйств в четвертом квартале 2018 года. В ней говорится, что 48,2% российских семей денег хватает только на еду и одежду. В исследовании приняло участие 48 тысяч домохозяйств.

Главный социолог страны Федоров, который еще в январе 2019 года систематизировал приходящие к нему данные так:

«Люди хотят перемен, но перемен к лучшему, в сторону более богатого, стабильного, мирного и справедливого общества. Это запрос левогосударственнического типа, приближающий современное государство к социальному идеалу времен Брежнева. А если нас ведут к другому, не нашему идеалу, то нам это не нравится и вызывает отторжение и сопротивление».

И адекватность этой оценки не вызывает сомнений. Понятно, что власть, сложившаяся по итогам приватизации, и положившая в основу себе проедание страны (в расчёте на последующее бегство с награбленным) — органически не приспособлена бороться с бедностью. Она не может бороться с бедностью точно так же, как кофемолка не может постирать бельё, а микроскоп — показывать далёкие звёзды.

Для борьбы с бедностью необходимо, прежде всего, отдавать и жертвовать. Необходимо уметь поступиться и личными доходами, и личным комфортом. То есть власть имущий должен получать меньше, а работать больше.

Вся психология «свободного рынка» устроена прямо противоположным образом. Здесь берут всё, что только могут взять. И не отдают ничего, что имеют возможность не отдать. Богатые органически неспособны ни прекратить грабить, ни прекратить балдеть в условиях высокопоставленной и комфортной безответственности. Они не хотят отвечать за порученные им дела — ссылаясь на то, что «рынок сам всё отрегулирует».

Естественно, в такой среде тот, кто может взять — возьмёт всё. А тому, кто не смог взять — не останется ничего. Отсюда и бедность. Откуда ж ещё?!

И когда что-то падает — они разводят руками и в очередной раз повторяют любимую мантру: «а что мы можем поделать? Это рынок так решил…»

Так ведут себя те, кто наверху. А те, кто внизу, несомненно, грезят о левом и государственническом курсе, о социальном идеале времён Брежнева. Мы и без Федорова это знали, а он ещё и подтвердил.

Беда вся в том, что этот идеал безобидного паразитирования обречён на ельцинизм по итогам. Брежнев и Ельцин — как куколка и бабочка. Одно вырастает из другого. Вначале безобидное и умеренное потребительство, которое, разгораясь, как пламя, становится людоедским, одержимым и совершенно неумеренным.

Тот социальный идеал, о котором грезят люди — предполагает государство-раба, постоянно расшибающегося в лепёшку, в поисках жратвы и шмоток для безответственных и бестолковых людей-детей, считающих, что государство им должно, а они государству — ничего не должны. В такой потребительской позиции утрачивается понимание того, что государство — это мы, а не что-то иное.

Когда гражданское общество становится паразитом (это хорошо видно в позднесоветских фильмах, в которых советская власть — не предмет, защищаемый обывателем, а его бессловесная обслуга) — то люди, приставленные Брежневым обслуживать этого паразита, устают и задают вопрос: а нам-то зачем это нужно?! Обеспечивать «кровь из носа» жильём, работой и колбасой людей, от которых не только пользы, но даже и простой благодарности не дождёшься? Людей, уверенных, что им все должны — а они сами — никому и ничего… Людей с правами, но без обязанностей…

Ельцин ведь не обременил людей новыми обязанностями. Он просто лишил людей старых прав и прежних гарантий. Он сказал: «вам на государство положить — и государству на вас теперь тоже положить… ЖКХ — живите, как хотите…»

Левогосударственнический идеал беззаботных и безалаберных внучат дедушки Брежнева — обречён. Человек, который что-то имеет — должен сражаться за то, что имеет, а брежневисты — пацифисты. Им «лишь бы не было войны».

Сравним с казачеством. Казак имел земли в 5-10 раз больше мужика (отчего и не поддержал лозунга «земля крестьянам», он и так был обеспечен землёй). Но за эту землю казак являлся на службу в любое время, по царскому призыву, причём снаряжаясь и вооружаясь за свой счёт.

Тебе дано — ты и защищай. А если защищать твою землю, шмотки, барахло и рухлядь будет кто-то другой, то и шмотки твои станут «евойными»… Разве не это случилось в приватизацию? Люди массово изменили присяге, понадеялись, что кто-то другой с Ельциным разберётся… В итоге люди потеряли всё, что имели, и не только деньги, но и права, гарантии, юридический статус совладельцев хозяйства и богатств страны.

А теперь эти нищие и бесправные хотят вернуться туда, где добрый дедушка их шоколадками кормил задаром. Им, конечно, больше нравилось жить-не тужить, сев государству на шею и ножки свесив… Чем катать у себя на шее банду приватиров!

Вывод: как бороться с бедностью, не знает не только власть, весьма специфическая в нашем случае. Этого не знает и народ, население. Массы по прежнему пребывают в иллюзиях, в которых нация — не войско, а детский дом, сиротский приют. Этот приют скучает по старому, доброму директору и ненавидит нового, злого.

А такая позиция — обречённая. Она не понимает, что добрый царь — лишь вишенка на торте народного добронравия. И добрым начальник может быть только в добром коллективе. А быть добрым среди несунов и мародёров — не более, чем поощрять растащиловку и мародёрство.

Такая вот она — печаль теоретика…

economicsandwe.com


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров