Ходоки у Путина. Конфликты в регионах говорят о «квазимонархической модели» власти

Поделиться

kremlin.ru

По любому мало-мальски серьезному вопросу людям все чаще приходится обращаться прямо к Владимиру Путину, минуя все звенья власти на местах. Порой кажется, что доверия у людей к любому органу власти просто не осталось и президент является единственным легитимным арбитром в каждом споре и каждом конфликте. Долго ли может продолжаться такое положение дел и хватит ли на всех Путина…

«Челобитные» с мест в адрес Владимира Путина с просьбой решить ту или иную проблему давно стали классикой жанра и чаще всего являются завуалированным сигналом для местного руководителя. Проблема по-прежнему заключается, кажется, лишь в одном – президент физически не может дать поручение завезти необходимые лекарства в каждую больницу или проконтролировать выплату заработной платы учителю в каждом конкретном сельском районе. Переход на режим «ручного управления» страной невозможен по определению, а механизмов нормального взаимодействия между органами власти и обществом так и не появилось.

Граждане все активнее выходят на протесты по всей стране по самым различным поводам, а обращаться предпочитают к гаранту Конституции напрямую, не видя способов конструктивно договориться с властью на месте. Архангельская и Свердловская области, республика Ингушетия и город федерального значения Севастополь – вот лишь некоторые точки напряжения, прорвавшиеся в федеральную повестку. Владимиру Путину как заправскому пожарному приходится по-прежнему принимать личное участие в тушении недовольства и удовлетворении требований (законных или нет – другой вопрос) людей, которые не верят в дееспособность региональных и местных начальников. Или верят, что еще хуже, в ту самую дееспособность властей, только со знаком «минус». В глазах людей местная власть зачастую способна лишь ухудшить положение дел, а слушать и слышать оппонентов никто из региональных «баронов» не собирается.

Да и, признаемся, «баронами», то есть всесильными региональными лидерами-тяжеловесами образца 90-х и начала «нулевых» нынешних руководителей регионов можно назвать можно лишь с большой натяжкой. Не те полномочия, не те люди по психическому типу, истории успеха, личному опыту и т.д. сегодня стоят у руля республик и губерний, но это отдельная большая тема…

Весьма и весьма показателен набор тем, получивший развитие на недавнем медиафоруме «Общероссийского народного фронта» (ОНФ) с традиционным присутствием главы государства.

Наверное, не имеет смысла говорить о запредельной ситуации в Рязани с «освоением» средств на детской площадке, когда вообще-то губернатор, муниципалы и правоохранительные органы должны были своевременно среагировать на сигналы общественности (собственно, Путин и обратился в прямом эфире к главе Следкома Александру Бастрыкину). По другому схожему случаю президент в свое время назвал слишком зарвавшегося руководителя «борзым», его дальнейшая судьба (руководителя завода, рекомендовавшего за зарплатой сотрудником обращаться к Путину) была связана со следствием, с судом, нет сомнений, что в Рязани будет то же самое. Вопрос в другом – а что, без прямого указания верховной власти у нас на местах не расследуются ни воровство бюджетных денег, ни откровенное и издевательское очковтирательство?

Владимиру Путину на медиафоруме доложили о плачевном состоянии дел с медициной и обеспечением лекарственными препаратами в Севастополе. Проблему доступности врачей, включая осмотр врача-онколога, в частности подняла севастопольский журналист Маргарита Пронина, рассказавшая реально страшную историю с заболеванием человека и последующей борьбой родственников не с болезнью, а с равнодушием и даже цинизмом врачей! Самое интересное, что прогубернаторские СМИ поначалу вроде как бросились обвинять журналистку в необъективности и искажении действительности, но быстро одумались – не тот тон, да и комментарии главы государства по этой конкретной ситуации не настраивали на дискуссию. Скорее всего губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников, из молодых технократов, получил ясный и четкий посыл из Москвы на этот раз – хватит внутриэлитных разборок и конфликтов, займись делом!

После серии протестов в Архангельской области против приема столичного мусора и утилизации его на полигоне станции Шиес, президент высказался и по данному вопросу.

Были произнесены в общем-то тривиальные и правильные слова о том, что проблему утилизации, тем более захоронения московских отходов, региональным властям необходимо начать решать с учетом мнения жителей Поморья. Сравните это с заявлениями архангельского губернатора-«варяга» Игоря Орлова, ранее назвавшего протестующих архангелогородцев «шелупонью» и не пожелавшего вступать в какой-либо диалог в принципе. Отметим и позицию руководства Московской агломерации (а губернатору Андрею Воробьеву уже «прилетало» за мусор относительно недавно). Чиновники и близкие к ним бизнесмены, очевидно, нашли для себя, как им казалось, блестящее решение, по принципу – с глаз долой из сердца вон! То есть мусор они предпочли хоть и за большие, но все же бюджетные деньги, перенаправить в Архангельскую область и ряд соседних регионов, не учли лишь упрямства и упорства поморских жителей, грудью вставших на защиту своей земли от «мусорных инвестиций» и сделки, которую с маниакальным стремлением продолжает оправдывать местный губернатор Орлов.

Как понимаете, после «мусорных» протестов рейтинг собственно губернатора Архангельской области полностью обнулился, но проблема в том, что теперь архангелогородцы во многом настроены и против федерального центра. Не говоря уже о таких институциях, как местная «Единая Россия» и в целом законодательные органы власти, долгое время молча наблюдавшие за противостоянием…

Риторический вопрос – это что, задача всех губернаторов – настраивать своими действиями против власти жителей?! Если так, то Игорь Орлов, отставки которого теперь добивается буквально вся северная область, блестяще справился со своей задачей…

Показателен пример взаимодействия властей и общества в таком сложном регионе страны, как Северный Кавказ. Некоторое время назад, как известно, по всем ТВ-каналам и СМИ с большой помпой показали заключение соглашения между главами Ингушетии и Чечни по вопросу административного деления территорий между двумя соседними республиками. Подавалось соглашение, подписанное Енус-Беком Евкуровым и Рамзаном Кадыровым, повторимся, как большое достижение и прорыв в решении многолетнего вопроса! После этого ингушская общественность, возмущенная келейностью происходящего, объявила бессрочный митинг протеста в центре Магаса, федеральному центру пришлось на некоторое время перебросить в республику дополнительные подразделения силовиков из других регионов, доходило до отключения всех интернет-провайдеров (с помощью мессенджеров и соцсетей призывали людей митинговать), пошли аресты активистов и даже старейшин, что для кавказских территорий абсолютный нонсенс.

Ситуация в Ингушетии далека от нормализации, а рейтинг Героя войны Евкурова съежился до чудовищного размера. Вопрос даже не в справедливости или несправедливости заключенного соглашения, вопрос в открытости, ясности и прозрачности процедур, что и возмутило часть ингушского общества. При том, что, понятно, в самой Ингушетии есть разные кланы и силы, которые не всегда были согласны с назначенным и работой Евкурова. А тут такой повод! Евкуров якобы за спиной передал в соседнюю Чечню родовые земли ингушей (разумеется, этот «довод» мы сейчас в кавычки берем неспроста, ситуация действительно спорная и очень болезненная, – прим.).

Наконец, протесты против строительства многострадального храма св. Екатерины в Екатеринбурге, за чем с интересом следила буквально вся страна последние недели. Сказать, что власть допустила, кажется, все ошибки, которые могла допустить в развитии этого сюжета – не сказать ничего! Включая, кстати, уступки и мягкость при откровенных провокациях. В итоге все по схеме: обращение к Путину, его банальные слова о том, что, мол, надо бы опрос провести, после чего местная власть (городская и из команды губернатора) озаботилась-таки поиском социологов. Мы рассказывали об этой ситуации и развитии событий достаточно много, повторяться нет смысла, тем более что развязка еще, видимо, далеко.

Добавим только, что на сегодняшний день к перечисленным выше конфликтам и противостояниям смело можно добавить ситуации еще в десятке-другом российских регионов, очевидно, что и там стороны в обоснование собственной правоты могут или намерены обратиться к Путину. «Вот ужо приедет барин, так он рассудит!»

«Если вспомнить, то никакого особого всплеска челобитных и обращений к Путину сегодня не происходит, – комментирует происходящее руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачёв. – Мы наблюдаем такую картину много лет, просто не все её отражают, ну, вспомните классический пример с Пикалево, прямые линии президента. В этом смысле ничего экстраординарного по событиям в Екатеринбурге или Севастополе сегодня не происходит. Другое дело, что, как мне кажется, ресурс ручного управления страной близок к исчерпанию или вообще исчерпан».

Собеседник отмечает, что подобные обращения на имя Путина по самым разным, значительным и незначительным, поводам давно стали практикой сложившейся системы власти. А Владимир Путин, соответственно, вершина и центр этой системы и в глазах элит, и тем более в глазах населения.

«Это уже не авторитаризм даже, это что-то квазимонархическое по своей сущности, но так это сложилось и так это работает сегодня. Вы спрашиваете, может ли быть альтернатива? Да, может – конкурентные выборы, перераспределение полномочий в сторону регионов, то есть реальный федерализм и т.д. и т.д. Но кому это нужно в нынешней реальности?» – добавляет собеседник.

На системность проблемы указывает и директор Центра политологических исследований при Финансовом университете при Правительстве Павел Салин. Главная и основная причина обращений и апелляций к Путину по любому вопросу – нежелание и неумение брать ответственность чиновников на местах. Чиновников, присланных из федерального центра, людей, которые персонально несут ответственность перед Москвой. Ну, хорошо – ответственность они несут перед своими кураторами из Администрации президента, что не меняет дела принципиально.

«Подобные екатеринбургскому казусы – это оборотная сторона той самой вертикали власти. И чем дальше, тем, видимо, больше будет складываться подобных типологически ситуаций на местах. Шиес, Ингушетия, Екатеринбург – это все разные ситуации по характеру и деталях, но они схожи типологически. Власть из федерального центра общается с местными элитами не в диалоговом окне, а в уведомительном порядке. То же самое происходит на местах уже при общении регионалов или муниципалов с людьми», – отмечает Павел Салин. По его мнению, при подобном стиле управления количество различных эксцессов на месте, где потребуется мнение федерального центра (читай – Владимира Путина), будет лишь возрастать.

«Не будем забывать, что между протестом и протестными действиями все-таки есть дистанция и одно не равно другому. В условиях, когда сильно упал уровень жизни населения, происходит радикализация протеста, а это уже чревато», – добавляет Калачёв.

«Без нормального развития таких процедур, как полноценные публичные слушания, как учет мнения меньшинства, как полноценный диалог общества и власти, конечно, условный «Екатеринбург» будет то там, то тут. Тематика будет другая, например, строительная или культурная сфера, но ситуация будет повторяться и повторяться. Так все устроено в нашей политической системе», – говорит Салин.

Остается добавить, что пока одни, прорываясь на медиафорумы с участием Путина, докладывают обстановку с мест напрямую главе государства в чаянии получить «справедливость», активисты в регионах начинают налаживать, так сказать, «горизонтальные связи». В том же протесте в Екатеринбурге приняли участие не только жители столицы Урала, были замечены протестанты из соседнего Челябинска, были активисты различного толка из Москвы и т.д. Протесты в Шиесе и Архангельске очень радушно поддержали, кажется, все близкие к экологической тематике силы в стране. Короче говоря, пока власть в ручном режиме по привычке «разруливает» локальные проблемы и искореняет отдельные недостатки, происходит не скажем что консолидация, но так или иначе объединение различных протестных сил. Пока такие связи носят все-таки во многом случайный и тактически сиюминутно обусловленный характер, но все с чего-то когда-то начинается.

«Еще раз акцентирую внимание – пока федеральный центр по привычке общается с элитами на местах в уведомительном порядке, ничего не изменится. С другой стороны, попытки местных значимых сил говорить о своих полномочиях или еще о чем-то таком воспринимаются чуть ли не как госизмена сегодня, что и создает напряжение», – охарактеризовал остроту момента Павел Салин.

nakanune.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...
Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров