Разрыв с Россией привел Украину в третий мир

Поделиться

pixabay.com

Украинские экономисты подводят итоги разрыва хозяйственных связей с Россией. Выясняется, что порвать все отношения с соседом Киеву в любом случае не удалось – как и наладить экономические связи с ЕС. Однако украинским властям удалось нечто совершенно противоположное: уничтожить собственную промышленность и оказаться в числе стран третьего мира.

«Потери Украины от утраты российского рынка в относительном измерении (по отношению к ВВП) оказались в 13 раз больше потерь России. Потери Украины в экспорте касаются прежде всего высокотехнологичных секторов – приборо- и машиностроения. Потери России по этим направлениям мизерны, а потери по поставкам сырья возмещаются на других рынках.

Никакого замещения поставок высокотехнологичной продукции не произошло. Наоборот – ее поставки сократились не только в Россию, но и в остальные страны мира. То есть происходит деградация ряда производств и утрата компетенций. И даже энергозависимость Украины от России выросла, особенно по ассортименту импорта», – такие неутешительные итоги изменений в российско-украинской торговле за 2013-2018 годы подводит украинский аналитик Сергей Саливон, директор департамента экономической политики Федерации работодателей Украины.

Приведенная оценка, по существу, является приговором для экономического курса Петра Порошенко. В свое время он пришел к власти на волне стремления Украины к интеграции с Евросоюзом, а затем творчески дополнил эту доктрину необходимостью целенаправленного разрыва хозяйственных связей с Россией. Однако если до «евромайдана» Украина худо-бедно сохраняла диверсифицированную структуру экономики, доставшуюся ей в наследие от СССР, то спустя пять лет Украина, похоже, необратимо стала на путь превращения в сырьевой придаток мирового хозяйства. Именно к такому выводу приводит сравнение показателей украинской внешней торговли 2013 и 2018 годов.

Структура внешней торговли «старой» Украины (с Крымом и Донбассом) также не отличалась особым разнообразием. По данным Укрстата, больше половины украинского экспорта в 2013 году составляло различное сырье и продукция его первичной переработки, в том числе черные металлы (22,8% от общего объема экспорта в $ 63,3 млрд), зерновые и масличные культуры (13,3%), руды (6,2%), древесина и древесная масса (3,8%) и т.д.

Но при этом в украинском экспорте имелся очень значительный машиностроительный сегмент: в частности, 6,1% экспорта в 2013 году приходилось на оборудование для атомной промышленности (ядерные реакторы и др.), 4,9% – на электрические машины, 5,3% – на различные транспортные средства. Основным покупателем этой продукции выступала Россия. Предлагавшаяся тогда украинским властям интеграция в Таможенный союз предусматривала, что рынок сбыта для украинского машиностроения может существенно вырасти. Иными словами, Украина вошла бы в Таможенный союз (а затем, возможно, и в Евразийский экономический союз) в привилегированном положении.

Дополнительным стимулом для интеграции Украины в эти структуры была специфика ее импорта, в котором преобладали топливно-энергетические товары, поступавшие главным образом из России. В 2013 году на различную минеральную продукцию приходилось 29,1% импорта Украины (в частности, газ занимал в импорте 15%). Столь высокая зависимость от внешних энергоносителей вела к хроническому дефициту внешней торговли, который по итогам 2013 года составлял почти $ 13,7 млрд. Поэтому вступление в Таможенный союз создавало для Украины сильную переговорную позицию по ценам на продукцию для российского ТЭК, прежде всего на газ, от которого критически зависят многие отрасли украинской промышленности.

После смены власти и потери Крыма и Донбасса украинская экономика незамедлительно погрузилась в кризис. Объемы внешней торговли в 2014-2015 годах упали почти вдвое к 2013 году, но сальдо торговли в эти пару лет было положительным – стоимость экспорта превышала стоимость импорта. Отчасти это объяснялось падением мировых цен на энергоносители: как только они вновь пошли вверх в 2016 году, торговый баланс Украины вновь стал отрицательным.

Однако машиностроительный экспорт в Россию фактически был утрачен, а рост цен на металлы не компенсировал увеличивающиеся расходы на импорт. В 2018 году внешнеторговый оборот Украины показал рост более чем на 12% – до $ 104,2, что почти сопоставимо с аналогичным показателем 2014 года. Но если в 2014 году баланс торговли составлял $ 1,4 млрд в пользу Украины, то прошлый год принес дефицит в $ 9,6 млрд.

Сравнение товарной структуры украинского экспорта в 2018 году показывает, что доля сырья и промышленной продукции низкого передела стала гораздо больше, чем за пять лет до этого. Первая пятерка экспортных товаров Украины в прошлом году выглядела так: подсолнечное масло, кукуруза, пшеница, полуфабрикаты из углеродистой стали, железная руда и концентраты – в общей сложности на них пришлось почти 35% экспорта. К этому надо добавить плоский прокат (4,6%), чугун (2,2%), рапс (2,1%), ферросплавы (2,1%), а также продукцию деревообрабатывающей промышленности (4,3%).

Минус машиностроение

Любопытно взглянуть и на динамику по отдельным ключевым статьям экспорта. В прошлом году благодаря хорошей конъюнктуре на сырьевых рынках наиболее значительный рост показывала продукция металлургии, а в лидерах по снижению экспорта оказалась сельхозпродукция и такие продукты ее переработки, как соя и подсолнечное масло.

«Кроме России, – отмечает Сергей Саливон, – украинские экспортеры понесли крупные потери на рынках Египта, Турции, Бангладеш, Алжира и Ирана. Причем во всех случаях они не в последнюю очередь связаны с сокращением поставок украинской сельхозпродукции, в существенной степени замещенной российскими производителями. Что в очередной раз свидетельствует о тупиковости нынешней модели сырьевого придатка мировой экономики под лозунгом построения “аграрной сверхдержавы”».

Что же касается машиностроительного экспорта, то его доля за пять лет снизилась с 16,3% до 11,6%, а в абсолютных показателях – с $ 10,3 млрд до $ 5,5 млрд, то есть почти вдвое.

«Ситуация в украинской экономике сейчас такая, что приходится радоваться укреплению позиций даже продукции первого-второго переделов за счет снижения поставок сельхозсырья, – констатирует Саливон. – По-настоящему же высокотехнологичная продукция – двигатели турбореактивные, турбовинтовые и другие газовые турбины, которые в последние годы держались хотя бы ближе к концу Топ-20 экспортных товаров, в 2018 году опустились на 25 позицию с объемом поставок в $ 301 млн. В 2017 году экспорт по этой позиции составлял $ 435 млн – снижение почти в полтора раза. Хотя в 2013 году поставки двигателей составили $ 1,059 млрд, то есть в 3,5 раза больше, чем в 2018 году».

В структуре же украинского импорта по-прежнему доминируют нефть и нефтепродукты (9,7% в 2018 году), газ (6,9%), а доля каменного угля по сравнению с 2013 годом выросла вдвое – с 2,6% до 5,3%. Такова цена блокады Донбасса украинскими радикалами, из-за которой страна окончательно потеряла прямой доступ к антрациту для своих тепловых электростанций. В целом же в первой десятке самых импортируемых товаров присутствует 6 товаров конечного потребления на фоне почти исключительно сырьевой первой десятки в экспорте, отмечает Сергей Саливон:

«Традиционно много импортируют в Украину автомобилей, так как собственная автомобильная промышленность, по сути, обнулена, а условий для прихода в страну глобальных корпораций для организации сборки не создали ни действующая власть, ни ее «папередники». В значительных объемах импортируются медикаменты. Ну а безудержный рост тарифов подстегнул импорт светодиодов – а точнее, лампочек на их основе (как энергосберегающих). Стимулированием же развития соответствующих производств в Украине власть также не озаботилась».

Добро пожаловать в Третий мир

Не нужно было быть великим экономическим аналитиком, чтобы прогнозировать именно такое развитие событий в 2014 году, сразу после победы «евромайдана», даже до начала конфликта на Донбассе. Не приходилось сомневаться, что в Европе продукция украинского машиностроения никому не нужна, а если какие-то европейские рынки для Украины будут открыты более широко (что в самом деле произошло), то рост присутствия на них будет в целом маргинальным явлением для общей картины.

Но самой примечательной деталью в картине внешней торговли Украины остается первое место России как в экспорте, так и в импорте. Доля России в экспорте украинских товаров в прошлом году составила 7,7% –примерно втрое меньше, чем в 2013 году (в абсолютных показателях за это время произошло примерно четырехкратное сокращение, с $ 15,1 млрд до $ 3,7 млрд). Второй по значимости страной, куда Украина импортирует свои товары, все так же остается Польша – ее доля за пять лет выросла с 4% до 6,9%, но по стоимости экспорта рост оказался сравнительно небольшим – с $ 2,5 млрд до $ 3,3 млрд. Третье же место, как и пять лет назад, занимает Италия, но здесь в абсолютных показателях рост объемов украинского экспорта почти отсутствует — $ 2,6 млрд в прошлом году против $ 2,4 млрд в 2013 году. А вот на четвертое место среди стран, куда Украина экспортирует больше всего своих товаров, в прошлом году вырвалась Турция, не входящая в Евросоюз, а также в десятке ведущих импортеров украинской продукции присутствуют теперь Китай, Индия и Египет.

Таким образом, курс на евроинтеграцию не привел к тому, что украинский экспорт переориентировался на Евросоюз – рост в стоимостных показателях, конечно, произошел, но весьма символический. Судя по тому, что в прошлом году значительно увеличился экспорт украинской продукции в США, Саудовскую Аравию, Индонезию, Филиппины, Ирак, искать для нее рынки сбыта приходится по всему миру.

Наконец, посмотрим на то, какие страны в прошлом году импортировали больше всего товаров на Украину. Здесь сохранявшееся лидерство России выглядело еще более уверенным, чем в случае с экспортом: объем импорта составил $ 8,1 млрд, что составляло 14,2% от совокупного показателя. Для сравнения, в 2013 году на долю России в украинском импорте приходилось примерно 30%, или $ 23,2. Второе место среди стран, поставляющих свои товары на Украину, занимает Китай, которому принадлежит доля в 13,3%. Однако, уточняет Сергей Саливон, небольшим это отставание является формально: если учитывать импорт Украиной «европейского газа», который весь имеет российское происхождение, то окажется, что доля российских товаров в украинском импорте составляет 19,4%.

Можно оценить и динамику торгового баланса. В 2013 году Украина покупала российских товаров меньше на $ 8,2 млрд, чем экспортировала, а в 2018 году отрицательное сальдо составило $ 4,4 млрд (без учета газа). Предприняв попытку разорвать связи с Россией, Украина так и не смогла преодолеть огромный дефицит в торговле. Особенно показателен дефицит торговли с Китаем, Германией, Белоруссией и США – эти четыре страны также видят в Украине прежде всего покупателя своих товаров.

vz.ru


Поделиться

Читайте также

Главное в сети

Загрузка...
Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Интересное в сети