В месте, где родился нефтедоллар, таится его смерть

Поделиться

fondsk.ru

На пути к освобождению от гегемонии доллара США

У американского нефтедоллара США есть два места и две даты рождения.

Во-первых, Ямайка.  Там в городе Кингстоне в 1976 году на международной валютно-финансовой конференции стран-членов МВФ было принято решение о переходе от золотодолларового стандарта к бумажно-долларовому, полностью отвязанному от жёлтого металла.

Во-вторых, Саудовская Аравия. Там в 1974 году после арабо-израильской войны 1973 года и возникшего на её волне мирового энергетического кризиса (цены на нефть за несколько месяцев взлетели в 4 раза) проходили закрытые переговоры тогдашнего государственного секретаря США Генри Киссинджера, а затем министра финансов Уильяма Саймона с саудовским королём. Была достигнута договорённость между США и Саудовской Аравией о том, что последняя будет продавать свою нефть исключительно за доллары. А Вашингтон обещал, что готов размещать эти доллары в банковской системе США. Кроме того, американцами были выданы обязательства снабжать Саудовскую Аравию оружием и не допускать никаких выпадов в её адрес со стороны Израиля.

После успеха в Эр-Рияде американцы провели переговоры с главами других нефтедобывающих государств Ближнего и Среднего Востока и добились согласия на условие «нефть за доллары США». На смену старому нефтяному картелю «Семь сестёр» (пять американских и две европейские нефтяные корпорации) пришёл новый картель в виде межгосударственного соглашения стран производителей и экспортеров нефти – ОПЕК. Эта организация стала важнейшей частью новой мировой валютной системы, сконструированной хозяевами денег.  ОПЕК позволила сделать бумажный доллар нефтедолларом.

Теперь некоторые выводы. Во-первых, если бы у американцев не было успеха в Эр-Рияде в 1974 году, то и не было бы желанных для хозяев печатного станка ФРС решений Ямайской конференции 1976 года о переходе на бумажно-долларовый стандарт. Во-вторых, новый стандарт лишь формально был бумажно-долларовым, фактически речь шла о нефтедолларе. Мировой рынок нефти постоянно генерировал спрос на продукцию печатного станка ФРС.

Мировая валютная система, основанная на долларе США (точнее – на нефтедолларе), существует до сих пор, пошёл уже пятый десяток лет с момента её рождения. Однако сейчас время её расцвета и беспредельного могущества позади. Внешним симптомом болезни этой системы являются всё чаще раздающиеся призывы к освобождению от гегемонии доллара.

Обострение болезни произошло после глобального финансового кризиса 2008-2009 гг. О необходимости отказа от монополии доллара США в начале текущего десятилетия несколько раз заявлял тогдашний исполнительный директор МВФ Доминик Стросс-Кан. За что и поплатился. Примерно в то же время ливийский лидер М. Каддафи заявил, что его страна в расчётах за экспортируемую нефть будет переходить от долларов США на евро. Он же объявил о запуске проекта «Золотой динар». Каддафи тоже за это поплатился.

Сейчас, однако, всё выглядит по-другому. О необходимости дедолларизации мировой экономики не говорят только ленивые. Например, президент Франции Э. Макрон подобного рода заявлений сделал не менее десятка.

Только что мы здесь имеем? По данным МВФ, в 1995 году на доллар США приходилось 59% мировых валютных резервов. А в прошлом году доля доллара была уже 63%.  А вот данные системы СВИФТ, регулярно представляющей статистику проходящих через неё платёжных операций по видам валют. В начале 2012 года на доллар США приходилось 29,7% всех операций, а на начало 2019 года – 39,1%. Где же тут дедолларизация? Её нет и в помине. О ней говорят, но за словами до сих пор не было никаких дел.

И вот, кажется, Саудовская Аравия нарушила эту традицию. В начале апреля Эр-Рияд сделал очень важное заявление о возможной дедолларизации как мере в ответ на действия Вашингтона: было сказано, что если Конгресс США примет закон NOPEC (No Oil Producing and Exporting Cartels Act), то Саудовская Аравия откажется от договорённости 1974 года о продаже нефти исключительно за доллары США, заменив его другими валютами.

Упомянутый законопроект формально направлен против нефтяных картелей. Однако на сегодняшний день известен лишь один такой картель – ОПЕК, членами которого являются 14 государств. То есть американский законопроект нацелен на уничтожение или по крайней мере нейтрализацию ОПЕК. Страны-члены ОПЕК контролируют около 2/3 мировых запасов нефти; на их долю приходится примерно 35% всемирной добычи и около половины мирового экспорта нефти. Ключевые позиции в этой организации занимает Саудовская Аравия – примерно треть всей добычи чёрного золота ОПЕК. По итогам 2018 года государственная нефтяная компания Саудовской Аравии Saudi Aramco имела выручку в 356 млрд. долл., а её чистая прибыль составила 111,1 млрд. долларов. Это в несколько раз больше, чем у лидера нефтяного бизнеса США Exxon Mobil.

Эр-Рияд воспринимает законопроект NOPEC как прямой выпад в свой адрес. Кстати, в Америке этот законопроект поддерживают далеко не все. Полагаю, он всё-таки не получит поддержки в Конгрессе США, и Эр-Рияду не придётся приводить в исполнение свою угрозу. Однако факт грозного предупреждения Вашингтону знаменателен. Сейчас американо-саудовские отношения далеки от тех, что были в последние десятилетия ХХ века. Противоречия нарастают. Эр-Рияд в последние годы не раз показывал зубы Вашингтону. Например, когда в Конгрессе США пытались возложить на Саудовскую Аравию ответственность за террористический акт в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Ответственность не только политическую и моральную, но и финансовую. Мол, Эр-Рияд должен покрывать ущербы от того теракта, включая выплаты компенсаций родственникам погибших. Тогда саудовцы в качестве ответного удара пригрозили Вашингтону, что выведут из США свои активы, которые оцениваются в сумму не менее 1 триллиона долларов. А теперь – угроза отказаться от доллара США как валюты расчётов за нефть.

Возникает вопрос: а могут ли другие страны в качестве политического оружия использовать угрозу отказа от доллара США? Вот, например, Китай. Отношения Пекина с Вашингтоном обострились. Может быть, Пекину следует взять пример с Эр-Рияда и сказать Вашингтону: «Мы откажемся от доллара США, если вы будете продолжать свою политику протекционизма в отношении китайских товаров и инвестиций»? Думаю, однако, что Пекин к такому оружию не прибегнет. Потому что практически 100% китайского экспорта в США оплачиваются долларами. Отказавшись принимать доллары, Китай сделает себе харакири, ибо в одночасье лишится всего экспорта в США, а это половина гигантского экспорта КНР. Китай будет до последнего бороться за сохранение своего экспорта в Америку. В прошлом году профицит торговли между Китаем и США (превышение экспорта над импортом) составил 323 млрд. долл. И всё это оплачивается продукцией печатного станка ФРС. Заработанные на торговле с Америкой доллары пополняют валютные резервы Китая. Так что примеру Эр-Рияда Пекин точно не последует.

Может быть, Европа? Думаю, она тоже не готова. Вашингтон держит её на коротком поводке торговых интересов. У Европейского союза также большой профицит торговли с США (примерно 100 млрд. долл. в год). И за редчайшими исключениями все поставки европейских товаров в Америку оплачиваются долларами. Если Европа объявит Америке, что больше не готова принимать доллары США за свои товары, она, как и Китай, сразу лишится своего экспорта в Америку и гигантского профицита торговли с заокеанским торговым партнёром.

В этом смысле позиции Саудовской Аравии более выигрышные. Если китайские или европейские товары, лишившись гигантского американского рынка, не могут быть переброшены на другие рынки (всё уже занято, товарные рынки перенасыщены), то с нефтью ситуация другая. Америка сейчас стремительно наращивает добычу своей нефти, сокращая её импорт, в том числе из Саудовской Аравии. Сегодня саудовцы больше поставляют нефти в Китай, Японию, Индию, чем в США, быстро растут саудовские поставки на европейский рынок, в Южную Корею.

Экономические интересы Саудовской Аравии потихоньку перемещаются из Америки в другие районы мира. К тому же нефть является товаром, который востребован многими странами. Если Саудовская Аравия реализует свою угрозу и откажется от долларов в расчётах с Америкой, она потеряет американский рынок, но сумеет перебросить высвободившуюся нефть на другие рынки.

Ещё раз повторю: очень может статься, что Америка не выстрелит себе в ногу и не примет закон NOPEC. И Эр-Рияду не придётся приводить в исполнение свою угрозу. Однако мысль о возможности дальнейшего использования этой угрозы (в других ситуациях) уже усвоена. И в какой-то момент саудовцы могут решиться привести угрозу в исполнение. Дональд Трамп, взявший курс на ускоренное развитие нефтяной промышленности и достижение углеводородной самообеспеченности Америки, только помогает в этом Эр-Рияду.

Нефтедоллар родился в Саудовской Аравии 45 лет назад. Не исключено, что именно здесь его подстерегает смерть.

Автор — ученый-экономист, доктор экономических наук, профессор кафедры международных финансов МГИМО, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

fondsk.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров