Зачем Трамп и Болтон дразнят Китай Тайванем

Поделиться

© EPA-EFE / JIM LO SCALZO

Новый поворот в американо-китайском противостоянии – в Вашингтоне решили в очередной раз поиграть на тайваньской теме. Заявление советника Трампа Джона Болтона о том, что США привержены своим обязательствам о защите Тайваня, прозвучало вскоре после сообщений о готовности продать острову 60 американских истребителей. Зачем Штаты сейчас пытаются разозлить Китай?

Самая заметная часть американо-китайского противоборства сейчас проходит в виде торговой войны, в которой стороны взяли временную паузу на переговоры. Введение новых пошлин пока отложено в ожидании встречи Трампа и Си Цзиньпина, на которой стороны должны заключить сделку, то есть договориться о новых условиях торговли. Понятно, что договориться должны не два президента, а их представители, но их переговоры пока не принесли успеха.

Поэтому встреча Трампа и Си, предварительно планировавшаяся на март, перенесена на апрель. Но и это условно, потому официально ни Вашингтон, ни Пекин ничего не говорят о ее сроках. Трамп звал Си к себе домой во Флориду, но китайский лидер явно не хочет второй раз за два года лететь в Мар-а-Лаго. Он уже посещал его весной 2017-го, вскоре после вступления Трампа в должность. И уже тогда это выглядело уступкой с точки зрения протокола (по очередности было время для визита американского президента в Китай). Тогда это обошли тем, что визит Си назвали неофициальным. Но если председатель КНР еще раз неофициально приедет к Трампу в гости, это точно будет негативно воспринято в самом Китае.

Поэтому китайцы предлагают совместить подписание торгово-экономического «мирного соглашения» с официальным визитом Си Цзиньпина в США – его все равно нужно будет организовывать в ответ на визит Трампа в КНР в ноябре 2017-го. К тому же это придаст большую значимость достигнутым договоренностям. Вот только договориться о новых условиях торговли никак не получается.

Поэтому время новой встречи Трампа и Си пока что подвешено – Китай не торопит события, а США тем временем решили, по своей любимой привычке, надавить на Пекин с другого фланга. Учитывая, что «корейская проблема», которую Трамп усиленно эксплуатировал пару лет в первую очередь для давления на Китай, уже никак не может быть использована в этих целях, в Вашингтоне решили откопать «тайваньский вопрос». В надежде, что педалирование этой темы сделает Пекин сговорчивее.

Трамп уже прибегал к тайваньской теме – в декабре 2016-го, спустя месяц после избрания президентом, но еще до вступления в должность, он провел телефонный разговор с Цай Инвэнь, президентом островного государства. Тогда это вызвало крайне жесткую реакцию Пекина. Еще бы, с 1979 года, когда США и КНР установили дипломатические отношения, никаких публичных контактов на высшем уровне между Америкой и Тайванем не было.

Принцип «Одного Китая» является ключевым во внешней политике Пекина – и никому не позволено его нарушать. Отказ от дипломатического признания Америкой Тайваня (власти которого ведь и считали себя настоящим правительством всего Китая) был важнейшим условием для установления дипломатических отношений между двумя великими державами.

А Трамп взял и откровенно нарушил его – поговорив с президентом непризнанного государства, да еще и в ответ поздравив ее с недавним избранием. Заигрываться с тайваньской темой в отношениях с Китаем недопустимо. Если бы Трамп пошел на признание Тайваня, это автоматически привело бы к разрыву дипотношений между Пекином и Вашингтоном. Понятно, что избранный президент не собирался этого делать, однако он четко показал, что не боится играть с огнем.

Тогдашний гнев Пекина был понятен – китайцы и так напряженно ждали начала президентства Трампа, который обещал покончить с «несправедливой торговлей с Китаем». Непонятно, кто посоветовал Трампу поговорить с Цай, но это добавило черных красок в репутацию миллиардера в Китае. Китайцы не понимали, чего от него ждать – в добавок ко всему Трамп еще и обещал «поладить с Путиным».

То есть в Пекине вынуждены были оценивать вероятность и самого нежелательного (хотя в реальности и фантастического) сценария – урегулирования российско-американских отношений с одновременным началом активной атаки США на Китай по всем фронтам, от торгового до дипломатического (через признание Тайваня).

Такими тревожными ожиданиями отчасти объясняется и та легкость, с которой Си Цзиньпин согласился тогда прилететь во Флориду к Трампу. После чего вот уже два года стороны провели в позиционных боях, вводя новые пошлины, приостанавливая действие части из них, обещая заключить сделку о новых условиях торговли. И вот сейчас Вашингтон снова вспомнил про Тайвань.

Сначала, неделю назад, Bloomberg сообщил, что якобы администрация Трампа дала властям Тайваня «молчаливое согласие» на покупку более чем 60 американских истребителей F-16. Хотя официального подтверждения не поступало, даже намек на возможность такой сделки означал явный вызов Китаю – потому что в свое время Барак Обама не решился продать Тайваню истребители, несмотря на официальную просьбу Тайбея.

При этом сейчас никакого запроса от Тайваня еще не было, но нет сомнений, что если он поступит и будет одобрен минобороны, Госдепартаментом и Конгрессом, то это вызовет сильнейший кризис в отношениях с Китаем. Не так давно, когда Вашингтон решил продать Тайваню запчасти для разных американских военных самолетов (в том числе F-16), это уже вызвало серьезное недовольство Китая. А уж реакция на продажу истребителей будет очень серьезной. Ни о какой торговой сделке в этом случае не может быть и речи.

Но Трамп и не собирается менять соглашение с Пекином (пусть еще и не достигнутое) на несколько миллиардов долларов за истребители, он просто дразнит Китай, думая таким образом сделать его более уступчивым на торговых переговорах. О том, что это именно игра Трампа, свидетельствуют дальнейшие события.

В этот понедельник Джон Болтон, советник президента США по нацбезопасности, обвинил Пекин в провокациях против Тайваня:

«Китайские военные провокации не смогут запугать сердца и умы жителей Тайваня, но укрепят решимость людей защищать демократические ценности. Наша приверженность закону об отношениях с Тайванем очевидна».

Так он прокомментировал в своем «Твиттере» сообщение телеканала Fox News о том, что самолеты Тайваня совершили перехват китайского военного самолета, вошедшего в воздушное пространство острова. Китайская агрессия? Смешно – ведь китайские самолеты приблизились к острову через несколько дней после того, как американские военные корабли демонстративно прошли через Тайваньский пролив – то есть через китайские территориальные воды, как их понимают в Пекине.

Тайвань назвал пролет китайского самолета провокацией, а Болтон использовал как повод для того, чтобы напомнить Пекину о союзнических обязательствах Америки перед островом.

Закон, на который ссылается Болтон, был принят американским Конгрессом в 1979 году одновременно с признанием КНР. «Закон об отношениях с Тайванем» содержит положения о обязательствах США помогать Тайваню в обеспечении его безопасности и обороны. И это притом что официально США не признают островную республику и не имеют с ней дипломатических отношений.

Реакция Пекина была однозначной: там назвали закон 1979 года принятым в одностороннем порядке и противоречащим сразу трем китайско-американским коммюнике – то есть документам, на которых базируется весь комплекс современных отношений двух стран. Действительно, только у США хватает наглости утверждать, что их признание принципа «Одного Китая» не противоречит обязательствам предоставлять оборонительные средства и услуги неким «властным органам Тайваня».

Понятно, что Трамп играет в свою любимую игру, повышая ставки и блефуя, но тут интересна и личность исполнителя, то есть Джона Болтона. Он не просто «ястреб» и сторонник сверхжесткой линии в отношении, например, Ирана, но и очень активный в прошлом антикитайский лоббист. То есть лоббист Тайваня. Данные о том, что еще в 90-е годы он получал по 30 тыс. долларов в год из секретных фондов тайваньского правительства на «исследования взаимоотношений ООН и «двух» Китаев», стали известны после публикации на Тайване ряда секретных материалов бывших правительств. Неудивительно, что Болтон и в последующие годы часто выступал за признание независимости Тайваня – то есть против принципа «Одного Китая». Но тогда он не был госчиновником, а сейчас, в качестве главного советника Трампа по внешней политике, не может открыто говорить о признании Тайваня. Но может делать свой вклад в рост напряженности между Китаем и США, используя для этого столь любимую им тайваньскую тему.

Сыграет ли в этот раз «тайваньская карта» в партии Трампа и Си? Если и да, то совсем не в пользу Трампа. Заключению сделки она точно не поможет, а вот стать для Пекина дополнительным поводом ее сорвать вполне способна.

vz.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров