Пенсионная реформа. Ограбив миллионы, власть задобрила ирисками несколько тысяч

Поделиться

infox.ru

Подачки отдельным категориям россиян больше похожи на пиар-акцию Кремля

В Госдуму внесен законопроект, дающий право на получение сразу двух пенсий некоторым категориям россиян, пишет «Российская газета».

Из пояснительной записки к законопроекту следует, что теперь право на вторую пенсию по потере кормильца получат нетрудоспособные члены семей граждан, пострадавших или участвовавших в ликвидации Кыштымской аварии на химкомбинате «Маяк» в 1957 году.

Авария на «Маяке» в Челябинской области была первым радиационным ЧП техногенного характера. Поскольку «чернобыльцы» право на вторую пенсию имеют, то было бы справедливо дать его и их предшественникам, считают авторы закона.

Помимо ликвидаторов право на вторую пенсию сейчас имеют участники Великой Отечественной войны, те, кто стал инвалидом вследствие военной травмы, родители и вдовы погибших призывников, блокадники, летчики-испытатели, космонавты и… федеральные чиновники.

Как видим, почти все перечисленные социальные группы весьма малочисленные. Причем, их удельный вес в населении постоянно уменьшается из-за «естественной убыли» старшего поколения. Единственная группа, которая воспроизводит сама себя успешно — высшие госслужащие.

Они и придумали присовокупить кыштымских ликвидаторов к «чернобыльцам». Вроде бы правильно, но много ли таких ликвидаторов и их детей уцелело с 1957 года? Подобные громкие, но точечные инициативы в последнее время появляются одна за другой.

Так, 21 марта Госдума приняла закон о повышении пенсий сверх прожиточного минимума. До этого был закон об алиментах детей своим родителям-предпенсионерам. Вдвое было увеличено пособие по безработице. А начал все Владимир Путин, корректируя излишне жесткий курс правительства.

Выступать против этих отдельных улучшений глупо — они нужны. Но выглядит эта череда законов не как реальная поддержка, а как работа с сознанием населения. Информационный шум от очередного «благодеяния» для властей, кажется, важнее реального облегчения жизни россиян. Цель — переломить негативный тренд от пенсионной реформы.

Интересно, это халатность правительства, которое в гайдаровском раже всё сократить и урезать просто забыло о необходимости поддержать хотя бы самых слабых из жертв людоедской реформы? Или циничный расчет министров, дающих таким образом «пас» президенту Путину и возможность поднять свой рухнувший рейтинг?

Наверняка подобные идеи, связанные с пенсионной реформой, будут вбрасываться в общество до осенних выборов очень часто.

Ведущий научный сотрудник Института социологии РАН, к. э. н. Леонтий Бызов уверен, что власти, раздавая пенсионные подачки, по-прежнему действуют, исходя из циничного расчета.

— Конечно, точечная помощь нужна. Некоторые категории граждан, такие как участники войн, ликвидаторы и т. п. заслуживают и двойной, и тройной пенсии. Другое дело, что все остальные тоже заслуживают.

Ведь нынешняя пенсионная система обрекает людей на глубокую нищету и прозябание. Причем, нам бесконечно внушают, что нынешняя рыночная экономика более эффективна, чем была плановая. Но при этом плановая экономика платила людям неплохие пенсии. Помнится, пенсия была по 132 рубля. Это было очень неплохо для неработающего пенсионера. И возраст пенсионный не повышали, и страха перед выходом на пенсию у людей не было.

А сейчас мы 30 лет живем в рыночной экономике. Казалось бы, эффективность должна расти. Но мы не можем свести концы с концами, не можем выполнить ничтожных обязательств. А ведь нынешняя средняя пенсия по покупательной способности в лучшем случае составляет треть от советской. Мало того, что сократили пенсии на две трети, так еще и продолжаем сокращать. Властям за такое должно быть стыдно, но мне кажется для них это периферийный вопрос.

— Но ведь пенсионеры в значительной степени их избиратели?

— Власти понимают, что пенсионеры никуда от них не денутся и поэтому не беспокоятся. Все равно придут и проголосуют. Свою новую партию пенсионеров они не создадут. А если и создадут, она будет перехвачена административными структурами, как это бывало уже не раз. Вспомним, как «Справедливая Россия» планировалась как оппозиционная сила, а превратилась в непонятно что. Так что власти тут действуют довольно цинично и расчетливо.

— Тем не менее, мы наблюдаем череду отдельных улучшений, принимаемых как на конвейере чуть ли не раз в неделю. Кажется, Кремль хочет отмыться, переломить негатив от пенсионной реформы…

— Эти точечные увеличения пенсий никак не изменят общественного климата. Люди резко негативно настроены к пенсионной политике властей. И эта обида расширяется. Она связана не только с повышением пенсионного возраста, но и с отменой накопительной части пенсий, которую просто отобрали, и с издевательской копеечной индексацией, которую обещают в апреле. Как сказал президент, на 180 рублей в месяц поднимут выплаты. Трудно рассчитывать, что этот негативный фон изменится.

— Как по-вашему, власти просто поздно спохватились и теперь пытаются сгладить ситуацию, или это хитрый план — отыгрывать негатив постепенными мелкими улучшениями?

— Это задумка такая, определенная технология, на которую был сделан расчет. Все эти вещи придумываются не в правительстве, а в администрации президента. Поэтому, конечно, основа этих решений не экономическая, а электоральная. Решили сделать так, в расчете, что это сыграет свою роль. Может и сыграет, но незначительную.

По мнению политолога Алексея Макаркина, расчет Кремля на «покупку» симпатий россиян за мелкие пенсионные улучшения не оправдается.

— В условиях экономической стагнации, не очень высоких нефтяных цен (они подросли, но не до прежнего уровня), немалых оборонных расходов и при этом большого количества обязательств, которые остаются у государства, властям остается поддерживать какие-то социально одобряемые группы населения. Тех, кто наиболее слаб, кому сочувствуют. Это ветераны, многодетные семьи и ряд других групп.

Но если брать общественное мнение, то отношение к такой политике властей носит двухуровневый характер. Первоначально, когда объявляется о поддерживающих мерах, то люди, безусловно, за них. Это популярно, надо помочь тем, кто оказался в трудном положении или давно в нем находится, надо пойти навстречу и т. д.

Второй уровень — это когда человек начинает задумываться, а как это относится к нему самому, к его семье, близким. И здесь уже отношение куда более сложное. Человеку хочется, чтобы вспомнили и о нем тоже. А с этим проблемы. Потому что если взять программу по сокращению бедности, то там речь идет не о «рыбе», а об «удочке». Людям предлагается самим зарабатывать.

Но многие хотели бы именно «рыбу». По разным причинам. Не потому, что они ленивые и не хотят работать. Просто много бюрократических проблем, с которыми сталкиваются люди, у них слабая осведомленность об их правах и о том, как они могут защитить свои интересы, низкий социальный капитал. Поэтому, когда им дают удочку, они могут не знать, как ее взять.

Этот второй уровень восприятия приводит к тому, что популярность власти особо не растет. Действительно, компенсационных мер после повышения пенсионного возраста много, о них много говорится, но население после первого энтузиазма начинает примеривать на себя и все становится на свои места.

— У некоторых людей в стране этой «рыбы» целый грузовик, да и большинство «удочек» после приватизации принадлежит тоже им…

— Да, конечно, в условиях экономической стагнации запрос на справедливость всегда растет. И еще это повышает значимость темы коррупции. Когда благодаря общему экономическому росту у всех доходы так или иначе растут, то люди терпимо относятся к воровству.

То же самое возможно и во время мобилизации. Например, как в 2014 году. Крым, геополитика, держава, мы все в одном окопе — такая риторика примиряет людей с временной несправедливостью. Сейчас нет ни роста, ни мобилизации. Кто-то в окопе, а кто-то в другом месте.

— В штабе?

— Это еще ничего, если в штабе. А то и на складе или в столовой и с тем самым грузовиком «рыбы». Поэтому когда идут навстречу социально одобряемым, но небольшим группам общества, это не ведет к тому эффекту, который ждут.

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений Андрей Гудков полон пессимизма.

— Владимира Владимировича продавили на повышение пенсионного возраста и на повышение НДС. В обоих случаях у народа отняли по триллиону рублей. Это очень много. Естественно, он был недоволен тем, что ему обрушили рейтинг. «Ребята» из правительства ему пообещали поправить. А поскольку всерьез они ничего поправить не могут, то поправляют по мелочам. В розницу нам отпускают добро — за раз по одной ириске в одни руки.

— То есть по-вашему, это ситуативные меры по коррекции пенсионной реформы?

— Да, ситуативные. Думаете, они всерьез пекутся о нас? Я не верю, что у них вдруг душа заболела.

— Некому их заставить всё переиграть?

— С чего бы им переигрывать? Будь у власти желание, они могли бы, пусть и задним числом, предпринять весьма серьезные меры по нивелированию последствий пенсионной реформы. Это ухудшать задним числом положение людей нельзя, а улучшать можно, конечно. Это юридический принцип.

— Хотя бы из электоральных соображений…

— Серьезные электоральные дела будут только в 2024 году. Губернаторов к тому времени перетряхнут уже. Справятся. Выборные резоны важны только тогда, когда они на самом деле выборные. А когда можно нарисовать все что угодно…

svpressa.ru


Поделиться

Читайте также

Главное в сети

Загрузка...
Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Интересное в сети