Крымское право. Как Россия делала мир многополярным

Поделиться

Константин Завражин / РГ

В эти мартовские дни мы отмечаем годовщины сразу двух событий, которые оказались переломными для Европы и, пожалуй, для мира в целом.

Первое произошло ровно 20 лет назад, когда начались ракетно-бомбовые удары НАТО по Югославии. И сегодня, когда так много говорят об агрессии и нарушении границ, следует как можно чаще напоминать о той крайне неприглядной и трагической странице европейской истории. Поэтому 13 марта в связи с годовщиной тех событий Совет Федерации принял заявление, где мы охарактеризовали военную операцию НАТО против Союзной Республики Югославия как акт неприкрытой агрессии против суверенного государства, отрицательно повлиявший на дальнейшее развитие взаимоотношений между европейскими странами и подорвавший их доверие друг к другу.

Отголоски той операции, к слову, вышли и за рамки Европы и Евро-Атлантики: затем последовали военные атаки на Ирак, Сирию, Ливию, сегодня звучат угрозы о возможности схожих действий в отношении Венесуэлы, Кубы и Никарагуа.

Еще одним последствием той агрессии стало фактическое отделение от Югославии части ее территории — Автономного края Косово и Метохия. Это создало опасный прецедент в международных отношениях и осложнило урегулирование всех остальных конфликтов с участием непризнанных государств.

20 лет назад эти прецеденты создали те самые страны НАТО, которые сегодня одну за другой штампуют резолюции о том, что именно Россия якобы впервые после Второй мировой войны применила силу, а также отобрала у суверенного государства часть его территории. Смысл этих резолюций не столько в том, чтобы заклеймить РФ. Западу нужно еще и прикрыть агрессию, совершенную самими натовцами 20 лет назад, сформировав у общественности образ непорочных радетелей за чистоту и законность международных отношений.

Тогда Россия была слишком слаба — политически, дипломатически, экономически, — чтобы предотвратить натовское беззаконие и добиться наказания виновных. Максимум, что мы смогли сделать, — знаменитый разворот над Атлантикой самолета с российской делегацией во главе с Евгением Примаковым, летевшей на переговоры в США. Я был на борту того самолета и хорошо помню, как принималось это решение.

Те весенние дни 1999 года стали, можно сказать, апофеозом однополярности и триумфом воли группы стран над правом, справедливостью и коллективными механизмами обеспечения безопасности. Но по мере укрепления альтернативных сил в мире, включая Россию, все шире стало распространяться понимание, что за силовыми акциями Запада стоят лишь его неприкрытые интересы — доступ к ресурсам, смещение неугодных властей, вовлечение новых государств в свою орбиту, а вовсе не гуманитарные озабоченности.

В 2011 году дипломатическая активность России смогла предотвратить очередной налет государств НАТО — на сей раз в целях свержения законных властей Сирии по иракско-ливийскому сценарию.

Но, разумеется, Запад не перестал делать ставку на экономические, политические и информационные инструменты принуждения, а также на «мягкую силу», на дестабилизацию обстановки в целевых странах и на организацию переворотов. Ключевым объектом такой активности стала Украина.

И вот здесь наступил еще один исторический момент — март 2014 года, вошедший в историю как «русская» (Крымская) весна» и ставший также переломной точкой в международных отношениях. Однако уже с обратным знаком — от однополярности к многополярному миру. Тогда население целого региона отказалось поддержать незаконные центральные власти и вполне легитимным путем, через референдум воссоединилось с исторической Родиной. Она к тому моменту уже обладала достаточной силой и уверенностью, чтобы принять его обратно.

Разумеется, легко можно было предвидеть всю последующую истерическую реакцию Запада — и она последовала. Цена вопроса, конечно же, велика, но можем ответить нашим бушующим визави в США и в Европе их же словами: люди, их права и интересы дороже. Ни у крымчан, ни у кого во всей России не было ни малейших иллюзий по поводу того, кто именно пришел к власти в Киеве. Последующие события — водная, энергетическая блокада, санкции Запада к простым крымчанам, инициированные тем же Киевом, — подтвердили всю справедливость этих опасений.

Нет никаких сомнений: вся демагогия про победу над коррупцией, про приобщение к европейским ценностям нужна была для того, чтобы совершить прозападный переворот на Украине, который на самом деле остановил, а не запустил демократическое развитие страны.

Напротив, сегодня признание самоопределения Крыма — это признание того, что подлинная демократия, право людей на свободный выбор своего пути, сильнее и важнее госпереворотов, политики ущемления прав меньшинств и национал-радикализма. Не Украина сделала выбор в пользу демократических ценностей и соблюдения норм права, а Крым. И именно за это он сегодня жестоко наказывается атлантическими «поборниками демократии», обозленными тем, что лишились, прежде всего, новой военной базы в Черном море, которая, казалось, была уже у них в руках. Для них там нет людей с их правами и нуждами, а только военные и политические интересы.

В Крыму, который будучи «пасынком» Украины даже при ее якобы пророссийских президентах, два с половиной десятилетия деградировал, теперь есть мост через Керченский пролив, строится трасса «Таврида», новейший аэропорт в Симферополе, а согласно майскому указу президента России, в республике реализуются 44 региональных проекта.

Крым уже победил, и все больше людей признают это: по приведенным недавно в СМИ данным опроса агентства TNS Global об оценке статуса полуострова, 36% немцев и столько же итальянцев считают, что этот регион является частью российской территории. Такого же мнения придерживается четверть опрошенных в Соединенном Королевстве и в США, то есть в самых «антикрымских» странах мира.

На днях палата представителей американского конгресса одобрила законопроект, запрещающий Штатам признавать Крым российским. И ведь если конгрессу в 2019 году приходится специально запрещать признание Крыма российским, это значит, что, во-первых, такую вероятность они уже не считают гипотетической, и, во-вторых, отдают себе отчет в том, что Крым можно считать украинским только в таких бессмысленных актах.

От марта 1999 года до марта 2014 года история проделала удивительный путь, но это путь от беззакония и агрессии к свободе и праву на самоопределение. Тому самому, которым воспользовалась сама Украина в 1991 году, но в котором последовательно на протяжении 25 лет отказывала Крыму.

Поэтому сегодня, осуждая агрессию против Югославии, и защищая права крымчан, мы отстаиваем то самое право быть на правильной стороне истории, о которой так любят говорить американцы. Пусть даже «темная сторона силы» пока выглядит сильнее и богаче.

Автор — председатель комитета Совета Федерации по международным делам

iz.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...
Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров