Министр для битья. Орешкина выгнали из Госдумы

Поделиться

Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Глава МЭР служит ширмой, за которой правительство перераспределяет неучтенные триллионы

В Госдуме — громкий скандал. 6 марта спикер Вячеслав Володин впервые в практике парламента прервал правительственный час. Причиной демарша стал доклад главы Минэкономразвития Максима Орешкина об успехах в российской экономике.

Депутаты ждали, что министр проинформирует их «о приоритетах социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу и о ходе реализации национального проекта „Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы“». Но Володин нарушил привычный регламент, который включает выступление министра, вопросы депутатов, выступления глав профильных комитетов и лидеров фракций.

Спикер сам начал задавать вопросы Орешкину, едва министр закончил выступление. Из цифр, сообщенных главой Минэкономразвития, Володина заинтересовал показатель экономического роста — 2,3% по факту прошлого года и 1,3% по прогнозу на нынешний год. Председателю ГД было непонятно, каким образом министерство рассчитывает в 2020 году обеспечить экономике рост в 3−3,5%: именно о таком росте говорил в февральском послании Федеральному собранию президент Владимир Путин.

«Успехи будут тогда, когда рост будет обеспечен не менее 3% в год. А мы с вами прошлый год закончили — 2,3%, а сейчас прогноз нам озвучили 1,3%. Где здесь движение?» — спрашивал спикер.

Володин, кроме того, подчеркнул, что Путин выделил на реализацию нацпроектов беспрецедентные суммы. «Никогда этого не было: 1,7 трлн. рублей в этом году, 1,9 трлн. на будущий год». В связи с этим он попросил Орешкина сообщить, какая сумма уже доведена до регионов. Глава Минэкономразвития ответил, что с регионами заключены соглашения по реализации нацпроектов, предусматривающие, в том числе порядок поступления средств из федеральной казны. «Хотя бы в процентном отношении, сколько доведено», — настаивал спикер. «10%», — уточнил министр.

На это Володин заявил, что подобные темпы не могут устроить депутатов с учетом задач, которые президент поставил в своем послании. Он поинтересовался у Орешкина, готов ли тот к разговору на эту тему.

Глава Минэкономразвития заверил, что готов к разговору по заявленной теме — о нацпроекте о малом и среднем предпринимательстве. Но спикер обратил внимание на первую часть заявленного доклада — «о приоритетах социально-экономического развития» и предложил перенести правительственный час на другой день, дав министерству время для подготовки к такому разговору с депутатами.

Володин также напомнил президентское послание в той части, в которой Путин обратился к представителям власти: «Не можете — отойдите». «Если нужна помощь парламента, скажите в чем. Мы тут единомышленники», — подытожил спикер.

Максим Орешкин сообщил, что будет готов к повторному общению с депутатами «в конце марта-начале апреля».

Конфуз Орешкина оперативно прокомментировал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Он назвал решение Володина перенести выступление министра «рабочим процессом».

Заметим, публичная порка Орешкина состоялась вскоре после того, как министр объявил о желании попробовать себя в роли президента. Он заявил, что любому управленцу была бы интересна работа главы государства — как с точки зрения сути, так и содержания.

Что стоит за баталией в Госдуме, сохранит ли Орешкин кресло министра?

— Останется Орешкин министром или нет — особого значения не имеет, — отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Никаких реальных достижений за нынешним главой Минэкономразвития не числится — в отличие, скажем, от первого вице-премьера, главы Минфина Антона Силуанова.

Тот же Силуанов действительно определяет деятельность правительства. У него есть идеология и взгляды, которые он готов отстаивать — пусть эти взгляды и вредны для экономики. Орешкин же ничего не определяет, и при нем Минэкономразвития утратило последние функции, кроме написания оптимистических отчетов.

Функции Минэкономразвития постепенно перетекли в Минфин, и сейчас даже политически МЭР не способно ни во что вмешиваться. Поэтому мало кто обращает внимание на то, что Орешкин говорит.

Так, министр зачем-то брякнул, что не против поработать президентом. Хотя министерство он возглавляет без году неделю, и без всяких успехов.

По идее, Минэкономразвития должно быть противовесом Минфина — должно определять экономическую политику страны, и решать вопросы инвестиций и развития бизнеса. Но поскольку МЭР ничего не определяет, то и противовесом не является, и высоких темпов роста обеспечить не может. Для этого нужно менять реальную экономическую политику, а Орешкину это не по плечу.

Напомню также, что еще до назначения Орешкина министром ходили разговоры, что Минэкономразвития упразднят и сольют с Минфином. Возможно, к этому сейчас дело и придет.

— Почему Володин предпринял атаку на Орешкина именно сейчас?

— Скорее всего, Орешкин — удобный объект для наезда. Володину ведь тоже необходимо демонстрировать аппаратный вес и свое влияние, плюс влияние Госдумы в целом. Очевидно, он — опытный аппаратчик — видит, что в данной ситуации это возможно.

Что до претензий, озвученных Володиным — они уже набили оскомину. Я имею в виду рост ВВП на 3−4%. Все понимают, что это нужно. Но все также понимают, что в сложившей ситуации — хотя я не сочувствую Орешкину — глава Минэкономразвития может разве что «нарисовать» в отчете требуемые показатели. Потому что в реальности нет вообще никаких оснований для роста экономики РФ.

Даже озвученный Орешкиным прогноз на 2019 год — рост 1,3% ВВП — может не сбыться. По итогам года, вполне возможно, мы увидим нулевой или даже отрицательный рост. Мы ведь не знаем, какой будет конъюнктура энергетического рынка, какими будут новые санкции, и как будет развиваться депрессия, которая постепенно накрывает мировую экономику.

— Но спикер Госдумы не может не понимать такого положения…

— За этим возмущением, я считаю, кроется другое. То, что представляет Орешкин — например, национальные проекты — действительно набор бессвязной чепухи. В них нет никакой конкретики.

В этом виноват не Орешкин — так правительство работает. И надо понимать: у правительства сейчас чрезвычайно комфортные условия. Мало того, что минимум 15% расходов бюджета официально засекречено — расходы на ОПК и силовиков можно не показывать. Теперь можно не показывать еще и операции с Резервным фондом правительства. Между тем, туда зачисляются гигантские суммы, необходимые для покупки валюты. Они находятся там длительное время, потом непонятно в каком объеме зачислятся на счета Минфина.

На деле, речь идет об обороте в несколько триллионов рублей. Получается, в придачу к засекреченным 15% расходов бюджета, у кабмина есть дополнительные триллионы, расходы из которых никто не утверждает. То есть, в бюджетное планирование они не входят.

Это еще примерно 15% расходов бюджета — деньги, которые кабмин может размещать, куда-то отправлять, предоставлять банкам.

И вот теперь к этим суммарным 30% расходов бюджета — нигде не учитываемым — правительство получает национальные проекты. Что конкретно стоит за этими проектами — никто не знает: в них обозначены лишь цифры расходов, подложить под которые можно что угодно.

В этом смысле Володин и депутаты правы, требуя от Орешкина конкретики. Ведь когда парламент утверждает бюджет, он четко понимает, куда пойдут деньги: траты на каждую статью подробно расписаны. А теперь бюджет, который «виден» Госдуме, искусственно сжат, зато раздуты внебюджетные расходы.

По этим внебюджетным расходам нет жестких решений. По тем же нацпроектам решено только, что деньги найдутся в ручном режиме — их частично дадут крупные бизнесмены. Но сколько именно они дадут, никто не знает, а потому невозможно сказать, сколько придется вкладывать государству.

Невозможно также сказать, на что бизнесмены деньги дадут, куда конкретно они пойдут, из каких программ будет финансироваться государственная часть нацпроектов.

Это просто раздолье для чиновников — еще несколько триллионов рублей в год, плюс к уже имеющимся триллионам от манипуляций с Резервным фондом правительства.

По сути, мы имеем дело с ползучим перераспределением денег в пользу кабмина и Минфина — причем, полностью бесконтрольным. Над этим перераспределением нет контроля даже такого чахлого парламента, как наш, который ничего в правилах игры поменять без приказа свыше не может.

Дело, я считаю, идет к тому, что парламент скоро будет контролировать не более одной трети средств в бюджетной системе. Парламент действительно не может понять, что происходит с финансированием нацпроектов — и никто в кабмине не заинтересован в исправлении ситуации.

Не исключено, что именно поэтому во главе Минэкономики поставлен такой министр, как Орешкин — не отличающийся ни волевыми качествами, ни опытом. Его реальная задача — отвлекать внимание от гигантского перераспределительного процесса, увлекательной закулисной дележки гигантских сумм, о которой никто не знает.

— Как это влияет на перспективы роста экономики?

— При такой системе — когда траты правительства непрозрачны, и огромные суммы утекают неизвестно куда — какие могут быть темпы роста?! В такой обстановке может расцвети только коррупция. К сожалению, и бюджетное правило, и нацпроекты позволяют присвоить деньги неизвестное кому, и отстранить от контроля над тратами даже Госдуму.

svpressa.ru


Поделиться

Читайте также

Главное в сети

Загрузка...
Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Интересное в сети