Афганская война. Надо успеть героев назвать героями, пока они живы

Поделиться

EhayDy / Shutterstock.com

Своими мыслями и воспоминаниями по поводу Афганской войны с Царьградом поделился ветеран тех боевых действий Геннадий Михайлович Шорохов, заместитель председателя, исполнительный секретарь Международного союза общественных объединений ветеранов «Боевое братство».

— Сегодня, в день, когда 30 лет назад последний советский солдат вышел из Афганистана, есть смысл вспомнить тогдашние и последующие настроения в обществе. Говорили, что ввод войск туда был ошибкой, что мы потерпели в Афганистане если не поражение, то точно неудачу. И получается так, будто русские солдаты воевали там, совершали настоящие подвиги, погибали по ошибке. Это так?

— Надо разделить этот вопрос на две части. Первая — это политический вопрос, то есть решение руководства Советского Союза о вводе войск в Афганистан для выполнения миссии по поддержке правительства Афганистана. И все, кто сейчас критикует то решение, говорит, что оно незаконное, что, мол, втихаря собралось Политбюро и принимало решения, неправы. Кто бы там что ни говорил, но законность пребывания советских войск в Афганистане существует хотя бы потому, что афганское правительство обращалось к нам с этой просьбой более 20 раз. Все законодательные акты ввода войск в Афганистан были соблюдены.

Второй аспект. То, что сегодня лжепатриоты кричат о том, что в Афганистане мы провалили какие-то миссии, — болтовня в прямом смысле этого слова. Те задачи, которые были поставлены перед 40-й армией, перед ограниченным контингентом советских войск, были выполнены в полном объёме. Об этом неоднократно Борис Всеволодович Громов, наш командующий 40-й армией, говорил, и это зафиксировано в документах: не было ни одного случая невыполнения каких-то решений и распоряжений.

И операция «Магистраль», когда воинские части и соединения, которые дислоцировались на территории Афганистана, организованно, с развёрнутыми знамёнами вышли из Афганистана, была проведена в соответствии с Женевскими договорённостями. Началась операция 15 мая 1988 года и завершилась 15 февраля 1989 года.

Сегодня можно много давать политических оценок тому, правильным или нет был ввод войск. Но один вывод непреложен, сегодня все говорят об этом, и я думаю, что очень правильно: те бандформирования, которые создавались на территории Пакистана и Афганистана, которые вели агрессивные действия против страны по её уничтожению, успеха не имели. Ограниченный контингент советских войск в Афганистане не давал им разрушить коммуникации, свергнуть власть, которая там находилась, изменить конституционный строй. Это была главная задача 40-й армии, и она была выполнена. Армия справились с этими бандформированиями.

Но когда мы приезжали из Афганистана в Советский Союз, никто не знал, что мы вернулись с войны. Не понимали этого люди. И мы не понимали это. Однако советские солдаты, офицеры, генералы в этих сложных климатических, природных условиях, условиях молчаливой войны, когда о ней никто ничего не говорил, и как бы и её и не было, с честью, достоинством выполнили все задачи, которые перед ними стояли.

И посмотрите, что произошло после того, как вывели советские войска из Афганистана. Лишь только после принятия решения о том, чтобы вывести наши войска, мы могли наблюдать, как изменилась обстановка, как эти бандформирования превращались в фактически террористические организации. В частности, в основе «Аль-Каиды», ИГИЛ (запрещены в России — прим. ред.) лежат те организации, которые были созданы в Афганистане. И, кстати, американцы породили и выпустили там то, что потом принесло им зло в Нью-Йорке, когда башни-близнецы были взорваны.

А потом американцы пришли в Афганистан и превратили целую страну в свой наркобизнес! Сегодня Афганистан — это страна по производству наркотиков, целая страна, где сплошь и рядом выращивают наркотические вещества.

— Теперь, когда мы знаем, как всё обернулось, не кажется ли вам, что в Афганистане, по сути, шла не война, а проводилась превентивная операция в защиту нашего Отечества от тех же террористов? То, чем сегодня является сирийская кампания: мы уничтожаем террористов там, чтобы они не пришли к нам домой уничтожать нас…

— Да, есть параллели между тем, как выполняли задачи и с кем мы боролись в Афганистане, и тем, как ребята сейчас борются в Сирии. Тут параллель очень большая. Всё это взаимосвязанные вещи. Борьба с терроризмом началась в Афганистане. Пока мы там стояли, не было террористов. Мы на 10 лет, воюя там, сдержали развитие терроризма.

Я не знаю, может, масштабы терроризма сегодня во всём мире были бы другие, если бы не было Афганской войны. Сейчас пытаются опять преподнести, что там ошибка была, что мы потеряли там миллиарды, что зря погибли 15 тысяч наших ребят. Не зря. Они погибли как герои за Отечество. И ребята, которые там получили ранения, получили их, защищая интересы страны, интересы Родины.

Поэтому те, кто хотел осудить, наверное, тех политиков, которые принимали решение о вводе, осудили фактически 750 тысяч человек, которые выполняли задачи в Афганистане.

— Не результат ли это ошибки тогдашней пропаганды? Когда в качестве идейной составляющей войны придумали какой-то интернациональный долг, хотя речь шла именно о защите Отечества. И вместо того, чтобы говорить именно о защите Отечества на дальних подступах, попросту «спрятали» войну, как тогда говорили. И о многочисленных подвигах наших солдат не рассказывали, и хоронить как героев их не позволяли… Не пора ли сейчас нам исправлять ошибки той пропаганды и менять отношение к той войне?

— Мы каждый день делали попытки рассказать правду об Афганистане на протяжении всех 30 лет после вывода. Мы людям говорим правду.

Вопрос в политиках. Политики готовы сегодня услышать правду об Афганистане? Сегодня всякие либералы говорят, что Россия — это самая агрессивная страна во всём мире, что в Афганистане была агрессия Советского Союза. Да какая агрессия? Перед нами не стояла задача захватить Афганистан. Перед нами не стояла задача выйти к определённым рубежам. У нас была задача обеспечить нормальную жизнь в Афганистане. И мы это сделали.

Мы там построили более четырёхсот различных объектов — дорог, туннелей, плотин, электростанций. Я семь лет тому назад ещё раз побывал в Афганистане вместе с Валентином Ивановичем Варенниковым. Это был очень замечательный и великий полководец, который там осуществлял стратегическое руководство всеми операциями. И вот после войны мы с ним ездили и видели, какие в Афганистане произошли изменения. И там, что главное, сохранились советские объекты, построенные тогда!

А с каким уважением до сих пор там относятся к советским солдатам! Мы в штаб-квартире Ахмада Шаха Масуда встречались с руководителями тех группировок, что когда-то противостояли нам. То есть это такие ребята, которые по-другому смотрели на ту жизнь и на устройство Афганистана. Но они были честными солдатами, которые воевали за свои убеждения. И вот они говорили, что склоняют головы перед советскими солдатами. И они благодарны им до сих пор.

Это кажется нонсенсом, когда так вспоминают о той армии, которая зашла в Афганистан. Но о других армиях они так не вспоминают.

А вот с политиками иначе. Они не готовы к правде, они противостоят ей. Вот недавно, например, была публикация в одной из газет, не буду её называть, о том, что партия войны какая-то появилась. И это говорится о тех людях, которые пытаются сказать правду. Всего лишь правду о героическом подвиге советских солдат, которые с честью, с достоинством выполнили те задачи.

Другое дело, что необходимо было значительно увеличить масштаб той помощи, расширить масштаб действий, которые были в Афганистане. Что-то, может быть, иначе делать. Например, когда я в 1981 году попал в Афганистан, меня удивило, что вся 40-я армия, почти 200 тысяч солдат и офицеров, которые находились в стране, были разбросаны по мелким гарнизонам. И для того чтобы провести крупную операцию, надо было объединять пять-шесть гарнизонов. Очень много усилий было связано с тем, что охраняли коммуникации, дороги, трубопроводы, которые протягивали.

Но я вам приведу пример. Американская армия за 10 лет войны во Вьетнаме потеряла 56 тысяч человек. Мы потеряли чуть более 15 тысяч человек за те же 10 лет. Это в первую очередь говорит о том, что была правильно выстроена тактика действий, и командиры заботились о том, чтобы их подчинённые не погибали.

Можно много спорить, рассуждать о том, как выполнялись задачи в Афганистане. Принципиально важно одно: то политическое решение Съезда народных депутатов 1989 года, которое осудило ввод войск туда, требует сегодняшнего переосмысления.

— Или вообще пересмотра?

— Решение того съезда пересмотреть нельзя. Нет уже той страны, в которой он созывался. Но сегодняшнюю оценку тем событиям дать необходимо. Может, дождёмся…

— Уже. Чем дальше, тем больше о наших афганцах говорят как о героях, которые, как вы точно отметили, своим подвигом задержали всемирный терроризм. То есть процесс переосмысления идёт.

— Вопрос сложный. Но он так или иначе требует в первую очередь политического решения. Мы же сами не объявим, что мы герои…

И ветераны Афганистана очень ждут такого именно политического решения. Ведь самое страшное, что та физическая нагрузка, те климатические условия, через которые наши солдаты и офицеры там прошли, очень сильно отразились на здоровье. Думаю, что уже одной трети ребят, которые прошли Афганистан, нет в живых. Число тех ребят, которые ушли из жизни после войны, уже намного превысило те потери, которые понесла Советская Армия в Афганистане. И вот это старение организмов ветеранов Афганистана происходит просто катастрофически. И надо успеть героев назвать героями, пока они живы.

tsargrad.tv


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров

Рекомендуем