«Колбаски непреодолимой силы». Чиновники думают, как снять с себя вину за «коррупционные корзинки»

Поделиться

© Ведомости

Министерство юстиции предложило смягчить антикоррупционное законодательство для чиновников, которые не могли избежать подобных правонарушений «по объективным причинам».

Отныне коррупция при «обстоятельствах непреодолимой силы» не будет считаться правонарушением. Доклад с предложением о внесении изменений в закон о противодействии коррупции Минюст внес в Правительство РФ. Сейчас паспорт проекта проходит общественное обсуждение на портале проектов нормативно-правовых актов.

Член комитета Госдумы по по безопасности и противодействию коррупции, депутат от Свердловской области Николай Езерский считает, что идея Минюста справедлива и позволит отделить реальную коррупцию от недоразумений, которые возникают, когда подарки приносят в кабинет чиновника, например, пока он был в командировке.

Отметим, что подарки бывают совсем не безобидными, один из них перед поимкой получил бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев от главы «Роснефти» Игоря Сечина. Якобы президент нефтяной компании обещал чиновнику «корзинку с колбасками», под которой тогда подразумевались 2 млн долларов. Впрочем, колбасные изделия, на самом деле, являются традиционным презентом «от Иваныча». Такие наборы продукции, а также мандарины и вино пришли федеральным министрам и в уходящем 2018 году, сообщает The Bell. Колбасы и другую продукцию «От Иваныча» производят в специальном цеху столовой «Роснефти» из трофеев, которые сам Сечин привозил с охоты.

— Николай Николаевич, как вам идея Минюста?

— Никто не видел самого законопроекта, я прочитал только основную идею, но в ней не расшифрованы «обстоятельства непреодолимой силы». В области так называемых взяток и возбуждения уголовных дел по факту взяток я уже вижу некий беспредел со стороны правоохранительных органов.

— Почему?

— Потому что иногда уголовные дела возбуждаются по факту многолетней давности. Вдруг кто-то вспомнил, сидя в тюрьме или еще где-то находясь, что, оказывается, он давал кому-то взятку два-три года назад. Нет факта задержания с взяткой, нет фиксации факта. Очень много таких вещей. Мне кажется, понятие «взятка» притянуто за уши.

— Как вы считаете, какие объективные причины или обстоятельства непреодолимой силы могут оправдать коррупцию и освободить чиновника от ответственности?

— Я не знаю, как они расшифруют эти «обстоятельства непреодолимой силы». Может быть, при передаче в кабинете засчитали какой-нибудь подарок как взятку. Или не вовремя оформили подарок как сданный. Если получил подарок дороже 3 тыс. руб. и вовремя не «сдался», это тоже считается фактом взятки.

Непреодолимые обстоятельства могут быть разными: человек может болеть, когда ему в кабинет принесли этот подарок. Сама идея Минюста имеет право на жизнь, хотелось бы только посмотреть, как она будет расшифрована.

— В декабре Госдума приняла в первом чтении законопроект, устанавливающий для депутатов Госдумы и сенаторов ответственность за несоблюдение антикоррупционного законодательства. Получается, для депутатов и сенаторов антикоррупционные требования ужесточаются, а для чиновников смягчаются? Это справедливо?

— Никто не покушается на депутатов и сенаторов. Там прописаны абсолютно правильные положения дел, ничего там запотолочного нет. Там четко прописано все то, что мы и так не должны были делать: иметь счета и недвижимость за рубежом. Мы должны декларировать доходы, подарки и так далее. Там все это прописано. Я как депутат нисколько этим не притеснен.

Сегодня вопрос стоит о том, что многие вещи не выявляются. Допустим, не могли определить наличие счетов и недвижимости за рубежом. Поэтому законодатели дали поручение прокуратуре заключать договоры с той страной, которой посчитают нужным, и та страна будет на основании поручения Госдумы передавать прокуратуре определенные сведения. Не скрывайся. Никто не запрещает тебе иметь за рубежом недвижимость, только напиши, откуда она взялась, вот и все.

— На ваш взгляд, какие события могли послужить поводом для тех изменений, которые предложил Минюст?

— Я думаю, поводом послужили как раз эти несоизмеримые вещи, связанные с подарками, с тем, что человек был на больничном или в командировке, когда ему в кабинет принесли подарок. Это, действительно, непреодолимые обстоятельства. Ему в кабинет принесли подарок, через два часа зафиксировали, а человек в это время был в командировке.

Смотрите, врачам муниципальным дарить подарки нельзя, а частным можно. Педагогам подарок нельзя подарить, а в частном лицее дари что хочешь. Это было бы неправильно и несправедливо, мы в этом увидели перегиб. Муниципальным служащим может считаться даже уборщица, которая убирает в муниципальном учреждении. И что, она не может получить подарок в честь чего-то? То есть есть такие откровенные вещи, которые, я думаю, Минюст сейчас «почистит».

— Значит, так Минюст хочет отделить реальную коррупцию от мелких недоразумений?

— Я думаю, это все идет не от того, что Минюст не хочет бороться с коррупцией, а от того, что борьба с коррупцией перешла ту грань, которую, как я считаю, давно достигла. Доходит до того, что выносятся такие судебные решения… стыдобище! Непонятно, за что человека пытаются наказать.

Широкое толкование понятий «взятка» и «коррупция» не дает положительного эффекта. Это дает право устроить борьбу с хорошим учителем, с хорошим врачом. Это не та борьба с коррупцией, которая реально должна вестись, и мы знаем, с кем и как.

nakanune.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров

Рекомендуем