Ростислав Ищенко. Пять лет после отставки Азарова, начало конца

Поделиться

© РИА Новости / Андрей Стенин

Хроника Евромайдана. 25 января 2014 года

Пять лет назад тоже был день именин всех Татьян и праздник российских студентов. В этот день в 2014 году в Киеве завершался коренной перелом в майданном стоянии. До этого дня переворот захлёбывался, путчисты находились в цугцванге и, несмотря на поддержку Запада, проигрывали борьбу не только в силовом, но и в информационном поле.

После 25 января Майдан понёсся к своему завершению, как с горки, и менее чем через месяц, оставленный всеми и едва не арестованный собственными пограничниками легитимный президент Украины Виктор Янукович оказался в Ростове. Причём оказался там не благодаря своей предусмотрительности, а исключительно потому, что его захват и/или убийство путчистами было невыгодно России с геополитической точки зрения.

Внешне в этот день вроде бы не изменилось ничего, на деле же изменилось очень многое, если не всё. До 25 января 2014 года Янукович был лидером команды, которая, защищаясь и будучи довольно неоднородной, всё же пыталась небезуспешно оказывать влияние на события, успешно боролась с Майданом за перехват инициативы и имела все возможности раздавить мятеж и раз и навсегда покончить с политической бандеровщиной на Украине. После 25 января инициатива однозначно находилась на стороне Майдана, сопротивление ему оказывали лишь отдельные политики из прежде единой команды. Остальные искали способ быстрее, ловчее и дороже предать своего президента, соратников и народ. Вопрос заключался уже не в том, кто победит, а когда и как Майдан оформит свою победу.

16 января были приняты так называемые «Диктаторские законы». Майдан забился в истерике, активизировались столкновения на улице Грушевского. Послы стран ЕС и США принялись давить на киевскую власть. Целую неделю «Беркут» стоял, отбивая все атаки радикалов, правительство спокойно рекомендовало обеспокоенному Западу посмотреть на себя, объясняя, что украинские «диктаторские» законы куда мягче в отношении протестующих, чем западные «демократические». Несколько сотен особенно активных путчистов уже сидели по тюрьмам. Остальные стали осторожнее, не было прежнего ощущения безнаказанности. Майдан стал выдыхаться. 22 января премьер-министр Николай Азаров публично назвал участников беспорядков террористами, которые должны ответить за свои действия. Стало ясно, что ещё неделя-другая, и нанятая в массовку гопота разойдётся, лидеры напишут явку с повинной, а рассерженные офисные хомячки ринутся зачищать свою «революционную» активность в социальных сетях.

Бунт был практически подавлен. Осталось дождаться формальной капитуляции противника, когда 25-го числа министр юстиции в правительстве Азарова Елена Лукаш сообщила, что Янукович предложил Яценюку должность премьера, Кличко — должность вице-премьера по гуманитарным вопросам и готов в случае согласия оппозиционеров отправить правительство в отставку.

В этот же день заместитель главы Администрации президента Портнов заявил, что Янукович согласился освободить задержанных в ходе массовых беспорядков и отменить законы от 16 января. Это была ничем не вынужденная, но полная и безоговорочная капитуляция. О том, насколько она была безоговорочной, свидетельствует тот факт, что, несмотря на отсутствие формального согласия мятежников на предложение Януковича, 28 января в отставку был отправлен премьер Азаров, а всё правительство перешло в состояние исполняющих обязанности.

Не знаю, оказывали ли Лукаш с Портновым какое-то влияние на принятие этого решения, или их роль была чисто технической. В дальнейшем они участвовали во всех переговорах Януковича с лидерами мятежа, вплоть до подписания им последнего соглашения с мятежниками «об урегулировании кризиса на Украине», и все эти переговоры завершались невынужденными уступками.

25 января Янукович фактически сорвал согласованные действия своей команды по подавлению путча. Причём тогда задавить Майдан можно было ещё относительно мирным путём. Очевидно, что и в команде уже тогда угнездилось предательство, и Запад оказывал на Януковича давление. Тем не менее рассказы о том, что его сломали угрозой конфисковать активы в западных банках или чем-то подобным не выдерживают критики.

Под угрозой санкций находилась вся команда. Более того, ещё с 2012 — начала 2013 года руководящие регионалы, понимая, что Запад готовит им Майдан в 2015 году, начали выводить активы из западных юрисдикций. Кроме того, всем понятно, что, пока ты президент, всего у тебя не отнимут, а отнятое можешь нажить вновь. Если же тебя свергают, то не только имущества лишишься, но и жизни, что едва не произошло с Януковичем. Наконец, мы видим, что вся верхушка команды Януковича вместе с ним с 2014 года находится в России, на паперти не побирается и отнюдь не бедствует.

То есть, идя на противостояние Майдану, регионалы понимали, что против них могут быть применены санкции Запада, но не считали эту угрозу достаточным основанием для капитуляции. Наоборот, как я уже написал выше, к 25 января именно Майдан находился на грани поражения, власть же чувствовала себя абсолютно уверенно.

Янукович боялся крови, которая может привести его в Гаагу. Но к 25 января в кровопролитии не было необходимости, Майдан сдувался под воздействием «диктаторских законов», теряя активистов и уверенность в собственных силах. Тем не менее он сломался. Как и почему, когда-нибудь узнаем. Но это не суть важно. Понятно, что психологическому слому способствовали свои — ближайшее окружение, имевшее на него сильное влияние. Но кто конкретно и что ему сказал, что пообещал и как обосновал, интересно только будущим историкам. Для нас же важен сам факт психологического слома президента, поскольку вся власть регионалов была замкнута на Януковича. Как только он прекратил активную борьбу с майданом, власть провисла и начала рассыпаться.

О том, что это был именно психологический слом свидетельствует не просто бессмысленное, но вредное во всех отношениях увольнение Азарова 28 января. Николай Азаров был не просто премьером, но ближайшим сотрудником Януковича, человеком, бывшим с ним на ты. Оппозиция не приняла предложение занять пост премьера. Равноценной Азарову кандидатуры у Януковича не было. Тем не менее, в условиях острейшего политического кризиса он отправляет абсолютно лояльного ему премьера в отставку. Мало того что это был сигнал всем его соратникам, что каждый может быть бессмысленно сдан, так ещё по закону правительство перешло в статус и.о., что ограничило его полномочия. При этом Янукович прекрасно знал, что нового полноценного премьера он через Раду уже не проведёт.

То есть, он сам себя ослабил перед лицом угрозы. Может, он не ведал что творит? Прекрасно ведал, поскольку, несмотря на все требования Майдана, не сдал мэра Киева Попова. Попов с начала Майдана явно колебался. Мэрия была захвачена моментально, ещё до создания палаточного городка. Её просто не стали защищать. Тем не менее Янукович не пошёл на его отставку, хоть легко мог заставить Попова уйти. Он понимал, что любая уступка будет воспринята как слабость и требования путчистов только усилятся. И вдруг он сдаёт премьера и правительство, притом что его никто об этом не просил.

С этого момента стало ясно, что он не выдержал напряжения борьбы, нервы сдали, он хочет всё это побыстрее закончить и готов на любые уступки. В течение четырёх недель его без особых усилий дожали.

Именно структура власти регионалов, замкнувшая принятие всех стратегических решений лично на Януковича, вкупе с его личной слабохарактерностью, неспособностью держать удар, неготовностью к продолжительной борьбе, требующей высокого нервного напряжения, стремлению к личному комфорту в любимом Межигорье привели к тому, что в Татьянин день 2014 года личные качества одного человека, лично не вредного, неплохого хозяйственника, никакого политика, обладающего слабой нервной системой, поставили крест на его власти, на государстве Украина и на судьбах миллионов людей.

В заключение ещё раз подчеркну, что на Януковича оказывали влияние и из-за рубежа, и внутри страны. В его собственной команде были разные взгляды на то, как надо действовать. Это естественно. Так бывает всегда и везде.

Но пока Янукович был готов к борьбе, пока он сопротивлялся, его команда действовала достаточно слаженно и эффективно, а случаи предательства были единичными и не особенно влияли на общую ситуацию. Как только он сломался, внутренние противоречия разорвали команду, предательство, переход на сторону врага стали масштабным явлением, а в ближайшем окружении перевес получила группа, настроенная на «мирное» решение, путём уступок Майдану.

25 января 2014 года члены команды Януковича увидели, что он в любой момент готов их головами расплатиться за своё благополучие. Большинство из них решило, что они и сами могут расплатиться за своё благополучие головой Януковича. С этого момента предательство стало общим явлением. Чисто технический интерес представлял только вопрос, кто предаст первым. Он не влиял на общее состояние дел, но от него зависело, кто из команды окажется в России в эмиграции, а кто в украинском парламенте.

ukraina.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров