Почему у Мэй не получится вывести Британию из ЕС без катастрофы

Поделиться

Toby Melville / Reuters

«Жёсткий» Brexit, чреватый для Британии катастрофой, становится единственным реальным способом выхода страны из Евросоюза — вотум доверия в Палате общин премьеру Терезе Мэй тут ничего не меняет

После исторического поражения в ходе голосования в Палате общин по правительственному проекту соглашения о выходе Британии из Евросоюза премьер-министр Тереза Мэй устояла против вотума недоверия, инициированного лидером оппозиции Джереми Корбином. Он состоялся — впервые за четверть века — после того, как глава Лейбористской партии обвинил кабмин в неспособности добиться выгодной сделки по условиям выхода королевства из сообщества. Корбин считает, что отклонение парламентом «мёртвой» сделки с Брюсселем означает, что это правительство будет не способно осуществить Brexit по своему сценарию, поэтому «должно поступить правильно и уйти в отставку». Он сказал при этом только половину правды: никакое другое правительство с этим не справится тоже, а если Палата общин считает недостаточными уступки, которые Мэй сделал Брюссель, и британские депутаты рассчитывают «улучшить» имеющееся соглашение, то это их проблема, а не проблема ЕС.

Лидер оппозиции также призвал Мэй полностью исключить выход из ЕС без соглашения о «разводе». Такое обязательство со стороны Мэй, её заверение в том, что правительство «чётко, раз и навсегда откажется от перспективы катастрофы Brexit без сделки и от того хаоса, который возникнет в результате этого», он сделал условием переговоров с ней по данной проблеме. Хотя Мэй объективно не может дать Корбину такого обещания, иначе окончательно настроит против себя влиятельную группировку тори, которая не видит в этом ничего особенно страшного.

Почему Мэй снова не «прокатили»?

Тем не менее в ходе голосования о вотуме недоверия очередного «разгрома» Мэй не случилось. Потому что её консервативные критики и младшие правительственные партнёры — ольстерские юнионисты, — при всём своём негативном отношении к Мэй как к политику и недовольстве условиями «развода» с ЕС не желали проведения досрочных выборов. А они были практически неизбежны в случае вынесения премьеру вотума недоверия.

Поэтому 325 членов нижней палаты британского парламента поддержали кабинет Мэй, о недоверии заявили 306 депутатов при необходимом минимуме в 320 голосов. Приободрившаяся Мэй пообещала немедленно начать консультации с парламентариями по условиям выхода из ЕС, как будто этот вопрос она должна решать с ними, а не с Брюсселем.

«Я готова конструктивно работать с любыми членами Палаты, чтобы обеспечить Brexit. Поэтому я приглашаю членов парламента из всех партий объединить усилия для движения вперёд», — провозгласила тем не менее премьер, не вдаваясь, естественно, в детали, как она собирается решить за 2,5 месяца нерешаемую проблему. А заодно и преодолеть беспрецедентный раскол в руководстве своей партии и кабинете министров, где имеются, по крайней мере, три влиятельные группировки с совершенно разными планами на будущее и видами на Brexit.

Очевидно, что Мэй намерена ещё пару месяцев потянуть время, надеясь на чудо, которого не произойдёт, и рассчитывая, что оппозиция совершит какие-нибудь серьёзные ошибки, которые можно будет использовать против неё на будущих выборах. К середине года, по мнению большинства наблюдателей, она неизбежно подаст в отставку, поскольку «довести до конца» Brexit у неё (и ни у кого другого) не получится, и к маю это станет очевидным для всех. Хотя её уход с поста премьера может случиться и раньше, если её ещё раз крупно «прокатят» в Палате общин. Водоразделом могут послужить майские выборы в Европарламент, в которых Британия должна либо участвовать, если намерена остаться в ЕС, либо не участвовать, если по-прежнему желает из него выйти.

Ближайшие шаги и перспективы

К 21 января Мэй должна будет представить в парламенте несуществующий «план Б» по Brexit. Тогда как Брюссель заверяет, что не намерен вносить какие-либо изменения в с таким трудом согласованный 585-страничный проект сделки, независимо от того, что думают об этом в Лондоне. В этом и заключается суть проблемы. Британские депутаты всё ещё не желают выйти из мира иллюзий, в котором ощущают себя так хорошо.

Да, им могут пообещать отсрочку на пару месяцев, в крайнем случае, что-то незначительно изменить в одном-двух параграфах соглашения, на что намекнул президент Франции Эммануэль Макрон, но не более того. Проблема на самом деле не в том, что думают и чем недовольны британские депутаты, а в том, что ничего лучшего они от ЕС не получат.

Поэтому перед британскими народными избранниками всего три пути. Вариант первый заключается в том, что им надо соглашаться на сделку, которую удалось заключить Мэй. Причём без всякой гарантии, что она будет реализована из-за нерешаемой проблемы ирландской границы. Её суть заключается в том, что Северная Ирландия должна оставаться на неопределённо долгое время частью общеевропейского рынка, что не только означает утрату Лондоном части суверенитета над своей территорией, но и блокирует возможности Британии заключать торговые соглашения с третьими странами.

Другой вариант таков: британцам следует честно признать, что «жёсткому» Brexit нет никакой реальной альтернативы, и пойти на него, несмотря ни на что, хотя, конечно, на это требуется изрядная смелость. Ну и, наконец, можно также честно признать, что британские избиратели, видимо, погорячились, проголосовав на референдуме за выход из ЕС, и теперь, когда всем стало понятно, насколько это серьёзно, провести новый референдум, чтобы удостовериться в правильном выборе или — если на этот раз народ скажет «нет» — объявить Брюсселю: «Сорри за беспокойство. Мы всё-таки остаёмся. Вопрос закрыт».

Как на кризис смотрят в Европе

Что касается европейских верхов, то они расценивают создавшуюся ситуацию однозначно. Им нет никакого дела до того, с чем согласны или не согласны британские парламентарии: есть сделка, которую надо принять, но если же она будет отвергнута, это будет означать «жёсткий» Brexit. Его не хочет никто, прежде всего по причине экономического и финансового ущерба. Но в этом случае его будет просто невозможно избежать и следует лишь попытаться минимизировать, к чему сейчас на континенте активно и готовятся.

«Риск неупорядоченного выхода Британии из ЕС значительно возрос», — констатирует председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер. И он добавил: «Я призываю Соединённое Королевство прояснить свои намерения как можно быстрее. Времени уже почти нет.»

«Упорядоченный Brexit останется нашим абсолютным приоритетом в ближайшие недели. В момент, когда я обращаюсь к вам, никакой сценарий не может быть исключён. В том числе сценарий выхода Британии без соглашения, чего мы всегда хотели избежать», — считает главный переговорщик ЕС по этой проблеме Мишель Барнье.

Министр финансов и вице-канцлер Германии Олаф Шульц заявил: «Мы хорошо подготовлены, но неупорядоченный Brexit был бы наименее желательным вариантом развития событий — как для Евросоюза, так и для Британии».

С ним согласна глава правящей партии ХДС и вероятный преемник канцлера Ангелы Меркель Аннегрет Крамп-Карренбауэр: «Жёсткий Brexit будет худшим решением из всех возможных».

О самом желательном для ЕС дальнейшем развитии событий заявил глава Европейского совета Дональд Туск: «Если сделка невозможна, и никто не хочет Brexit без соглашения, тогда у кого хватит смелости сказать, каким будет единственно возможное позитивное решение?» Он прозрачно намекнул таким образом, что британцам следует наплевать на свою гордыню и остаться в ЕС, и это станет решением всех проблем.

Кто прав — Туск или Фараж?

С ним категорически не согласен «отец» Brexit — знаменитый британский евроскептик и депутат Европарламента Найджел Фараж, который критикует и «своих», и «чужих».

«Премьер Мэй ведёт себя, как премьер побеждённой в войне страны. Поэтому соглашение о Brexit похоже на документ о безоговорочной капитуляции, который был порван в клочья в Палате общин. Она также верила, что добилась от вас уступок, однако сейчас из того, что вы говорите, следует со всей очевидностью, что никаких уступок не последует», — заявил Фараж, обращаясь к Барнье. Радикальный британский политик, большой друг президента США Дональда Трампа предупредил заодно Брюссель о последствиях, если британцев «унизят до необходимости проведения повторного референдума».

Напомнив о европейской «традиции заставлять народы голосовать повторно», как это случилось в Дании в 1993 году и в Ирландии в 2002-м, Фараж предупредил: «Если нас заставят голосовать на втором референдуме, вас ждёт большой сюрприз, поскольку мы выиграем с гораздо большим перевесом».

Делаем выводы

Что ж, посмотрим. Хотя лично Фараж — безусловно, политик смелый и решительный, вряд ли большинство его соотечественников сохранили в себе эти качества в такой же степени. Поэтому, подводя итог, повторим: несмотря на драматические события в британском парламенте и вокруг вотума недоверия Мэй, ситуация с Brexit принципиально не изменилась: ничего, кроме небольшого оттягивания и, возможно, мелких поблажек, британцы от ЕС не получат, и между мартом и маем 2019 года в истории Европы откроется новая глава.

Это будет либо серьёзный кризис, связанный с издержками Brexit, либо самоунижение некогда гордой европейской державы, которая, как «блудный сын», будет вынуждена отправиться на поклон к Брюсселю в надежде, что её хотя бы избавят от необходимости оплатить расходы на приведшую к грандиозному пшику суету последних нескольких лет. Брюссель, скорее всего, не будет мелочиться. Поскольку в данном случае пример Британии будет иметь огромное воспитательное значение, так как покажет всем куда менее гордым и богатым странам, что в ЕС можно только вступить, а выйти из него невозможно.

tsargrad.tv


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров

Рекомендуем