Ниже плинтуса. Власть уважать себя заставит силой

Поделиться

© Марат Абулхатин / фотослужба Госдумы РФ / ТАСС

Госдума решает, как защитить чиновников от народа после всех скандальных глупостей, которые они говорят и делают

Четыре законопроекта с поправками в законы «О СМИ», «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и Кодекс административных правонарушений, предусматривающими административную ответственность за распространение в интернете материалов, которые в «неприличной форме» выражают «явное неуважение к обществу, государству, Конституции и органам государственной власти» внесены на рассмотрение нижней палаты парламента.

Видимо, сразу после того, как Путин на съезде «Единой России» заявил, что «не должно быть никакого хамства, заносчивости, пренебрежения к людям на любом уровне, потому что подобное поведение вредит стране и опускает партию ниже плинтуса», депутаты и задумались как вернуть себе уважение, а заодно приподнять себя в глазах президента. Таким вот законотворчеством.

А что — самое время после пенсионной реформы и других людоедских начинаний.

Документ предлагает запретить публиковать в СМИ и интернете недостоверную информацию, которая «создает угрозу жизни и здоровью граждан», а также грозит «массовым нарушением общественного порядка». В случае принятия поправок, СМИ станут наказывать за материалы, которые также могут угрожать «прекращению функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры», или могут быть чреваты «наступлением иных тяжких последствий».

Согласно внесенным предложениям, генеральный прокурор или его заместители должны будут пресекать распространение подобной информации. Процедура реагирования подразумевает, что представители Генпрокуратуры должны обратиться в Роскомнадзор, а регулятор в свою очередь — блокировать страницы через интернет-провайдеров.

Документ предусматривает штраф на сумму от 400 тысяч до миллиона рублей для СМИ и три-пять тысяч рублей для физических лиц.

Кроме того, как рассказал РИА Новости один из авторов законопроекта председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас, пунктами об ответственности за распространение в Интернете материалов, «в неприличной форме выражающих явное неуважение» к обществу, государству, официальным государственным символам, Конституции и органам власти может быть дополнена статья «Мелкое хулиганство». Эта статья влечет наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Как пояснил Клишас, сейчас законодательство предусматривает административную и уголовную ответственность за подобные проявления неуважения в общественных местах, надругательство над государственными символами и оскорбление представителей власти.

«Не вызывает сомнений, что сеть интернет является общественным пространством, в котором также должны соблюдаться правила допустимого поведения, направленные на обеспечение общественного порядка и уважения к обществу и государственным институтам», — подчеркнул сенатор.

Он также высказал мнение, что в обществе уже сформировано «понимание» того, что интернет запрещено использовать для продажи наркотиков, распространения детской порнографии, мошенничества и других преступлений.

Этот законопроект не может не вызывать множества вопросов и жарких дискуссий. В каком виде он может быть принят? Ведь очевидно, что он инструментом давления на оппозиционные СМИ или репрессивным инструментом против блогеров, наподобие печально знаменитой 282-й статьи УК, под которую зачастую подводят любое несогласие с действующей властью, выраженное в интернете?

Кого можно будет подвести под статью в данном случае? Можно ли будет считать критику отдельных чиновников «оскорблением власти»? И почему Госдума не рассматривает закон об оскорблении властью народа?

Напомним, в последнее время общественность активно критиковала ряд чиновников, позволяющих себе возмутительные высказывания. Так в начале ноября депутат ярославской гордумы Дмитрий Петровский выступил за полную отмену пенсии по старости в стране и предложил сохранить только выплаты по инвалидности. Ранее глава департамента молодежной политики Свердловской области Ольга Глацких в ходе круглого стола с участием школьников в течение нескольких минут объясняла молодежи, что государство им ничем не обязано, поэтому рассчитывать на его помощь не следует, мотивируя это тем, что «государство не просило родителей их рожать». Эти высказывания вызвали шквал критики простых россиян в Сети.

Не станет ли подобная справедливая критика чиновников пользователями сети поводом для привлечения к административной ответственности?

— Это слишком одиозная инициатива, чтобы она имела какие-то серьёзные шансы на успешное рассмотрение в парламенте, — уверен член Бюро президиума партии «Родина», директор Института свободы Федор Бирюков.

— Тем более неуместно и нелепо она выглядит на фоне процесса относительной декриминализации пресловутой 282-й статьи Уголовного кодекса как раз в отношении интернет-пространства, в котором активное участие принял и президент, внеся в Госдуму свой законопроект на эту тему.

В действующем российском законодательстве предусмотрены, без сомнения, все возможности для обеспечения общественного порядка и уважения к обществу, государству, власти — как в реальном мире, так и в виртуальном. И никакие дополнительные меры здесь абсолютно не нужны. Напротив, некоторые «гайки» приходится даже немного «раскручивать» в обратную сторону, как это мы видим сейчас на примере все той же 282-й статьи.

— Зачем же вдруг накануне новогодних и рождественских праздников был внесён законопроект о наказании за интернет-оскорбления в адрес власти?

— Скорее тут стоит сказать иначе: «о защите начальственных чувств во всемирной паутине». Вряд ли это такой подарок под кремлёвскую ёлку. Скорее, самодельное взрывное устройство. Полагаю, причина тут комплексная и кроется в целом ряде обстоятельств.

Во-первых, бюрократическая партия власти сегодня переливает отнюдь не самые лучшие времена. Она пребывает в системном кризисе. Недавно там даже приняли «этический кодекс», запрещающий партийцам и чиновникам оскорблять народ. И здесь «закон о запрете интернет-оскорблений власти» служит своеобразным ответом на «этические нормы» со стороны наиболее реакционного, «барского» крыла партии. Психологически это вполне понятно, учитывая, как «начальства», особенно регионального и местного уровня, привыкли относиться к своим «подданным». Кстати, требование Чубайса к обществу сказать спасибо бизнесу — ровно из этой же серии.

Кроме того, и это уже гораздо более важное обстоятельство, реакционную часть политического истеблишмента России обуревает крайнее раздражение, недовольство и даже паника, обусловленные геополитическими и экономическими проблемами. Среди этого реакционного крыла элиты есть сторонники проведения «Перестройки-2», то есть отказа от защиты суверенитета и национальных интересов, тотальных компромиссов в отношениях с Западом и установления в стране экономически ещё более жесткого неолиберального строя. В рамках подготовки «Перестройки-2» необходимо постоянно стимулировать информационные атаки на государство как в западных, так и в российских СМИ, дискредитировать власть в целом. И вот для системной дискредитации Кремля неолиберальная реакция периодически вбрасывает на информационный «игровой стол» краплёные карты, абсурдные инициативы или заявления, как это было недавно с уральской чиновницей. И законопроект, о котором мы с вами говорим, тоже относится к данной теме — дискредитации российской власти в целом и возбуждение протестно-антигосударственных настроений в России. Ведь кто-бы из бесчисленного легиона бюрократов что не отчебучивал, общество непременно предъявляет счёт верховной власти в стране. Реакция надеется, что одна из этих карт обрушит всю игру, взорвет хрупкий «брестский мир» между обществом и государством и послужит медийным сигналом к госперевороту по типу событий 1991 года, когда одна часть партийной номенклатуры «съела» другую. Это второе обстоятельство появления интересующего нас законопроекта.

Третье обстоятельство — полное несоответствие огромной части нынешнего политического класса РФ своему предназначению — политической деятельности, результатами которой должны быть развитие страны, рост экономики, богатство населения. Вместо этого мы часто наблюдаем попытки «сакрализации» собственных начальственных статусов, борьбу за сытное чиновничье место, полное равнодушие к окружающей русской жизни и абсолютное её незнание. И реагируют такие «вельможи» на «простонародные» вызовы единственным доступным их понимаю способом — угрозами, запретами и ханжеским обращением к авторитету власти, которому они сами наносят колоссальный ущерб.

Будь в нашем парламенте «партия нового типа» — по-настоящему демократическая и народная, партия прямой демократии, она могла бы ответить на такой законопроект другим — об уголовном наказании за оскорбление чувств народа и обман избирателей. И эта инициатива была бы куда более справедливой и законной, поскольку по Конституции носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее народ, который осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. А вот про возможные риски для власти в интернете Конституция России попросту умалчивает.

— В нашей фантасмагорической реальности шанс на принятие имеет любая бредовая чушь —взбесившийся принтер запущен на полную катушку, горшочек варит, не переставая, — считает секретарь Объединённой коммунистической партии, экс-депутат Госдумы Дарья Митина.

— Но нужно понимать, откуда растут ноги. Если это частная инициатива трех сенаторов, решивших лизнуть до самых гланд, то так и останется смешным курьёзом — как-будто кто-то испортил воздух за столом, а общество сделало вид, что не заметило. Но парламентарии у нас, как известно, давно законов не пишут, а всё, что обязательно к принятию, пишет ГПУ (Государственно-правовое управление) президента в лице Ларисы Игоревны Брычёвой. Лариса Игоревна — правовед и профессионал от Бога, а я —безнадежный оптимист, поэтому робко надеюсь, что ей известно cодержание нашей Конституции и, в частности, её 29-й статьи, которая исчерпывающе объясняет, почему нынешняя инициатива — антиконституционный и опасный бред. Так что, будем надеяться, что это был такой индивидуальный акт холопства и ложно понятого подобострастия.

— Что может попасть под определение «оскорбление представителей власти»? К примеру, критика какой-нибудь Глацких?

— Да что угодно может попасть. Ладно Глацких, а Путина, простите, тоже нельзя будет критиковать? Невольно вспоминается поговорка о любителях путать страну с начальством. Что касается не критики, а оскорблений, экстремистских высказываний, хулиганства и прочее — у нас отлично разработанное законодательство, исчерпывающе описывающее и регулирующее все эти практики. Новые нормы явно избыточны, кроме того, что антизаконны.

— Сенатор Клишас считает, что Интернет является общественным пространством, в котором также должны соблюдаться правила допустимого поведения, направленные на обеспечение общественного порядка и уважения к обществу и государственным институтам. Можно ли с ним согласиться?

— Я как-то не припоминаю в Конституции статей, обязывающих относиться с уважением к буржуазному людоедскому государству, которое, как давно уже определил классик, является орудием принуждения и угнетения неимущих классов. Да и Конституция, писанная на крови сотен погибших от стрельбы узурпатора в столице России, тоже не священная корова, но соблюдайте хотя бы собственную, навязанную вами Конституцию!

И надо же случиться такому анекдотическому совпадению, что трое законодателей из высшей парламентской палаты выступили с призывом нарушить Конституцию… в день Конституции! отметим праздник всеобщим дебошем, так сказать.

— Нет ли тут признаков попытки ввести цензуру? И реально ли физически цензурировать по данному вопросу интернет, соцсети?

— Разумеется, инициатива таковой является, помимо громкой заявки на лавры держиморды — неуклюжая попытка зарегулировать интернет с грацией слона в посудной лавке.

— Не станет ли подобный закон инструментом давления на оппозицию?

— Если будет принят — разумеется, станет. Так что, пока не принят, спешу сообщить, что российское государство считаю капиталистическим, людоедским и подлежащим социалистическим преобразованиям. Впрочем, и после принятия любых законов буду утверждать то же самое.

— Клишас также считает, что в обществе уже сформировано «понимание» того, что интернет запрещено использовать для продажи наркотиков, распространения детской порнографии, мошенничества и других преступлений. А как насчет отношения к власти и государству? Сформированы ли какие-то принципы?

— Российская постсоветкая власть сама себе расставила ловушку, декларировав в 1991 году полную деидеологизацию и отказавшись от каких-либо узаконенных представлений об отношении к государственным атрибутам. Поэтому все её попытки задним числом эти представления установить и прописать обществом отвергаются. Если всё же, вопреки здравому смыслу, закон примут, он будет применяться избирательно, точечно, с репрессивными целями.

svpressa.ru


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров