Не лекарство, а безумие

Поделиться

Алекчандр Кондратюк / РИА Новости

Пенсионная реформа продемонстрировала, что власть обществу не доверяет, боится его, изворачивается и лжет ему

После объявления о повышении пенсионного возраста в медийном патриотическом сообществе произошел раскол — пожалуй, самый серьезный и глубокий за все предыдущее время. Часть сообщества привычно поддержала власть и стала немедленно обвинять тех, кто власть на этот раз не поддержал, во всех смертных грехах, включая и самый страшный из них: предательство.

Эти обвинения, конечно, нелепы. На деле, как раз те люди, которые пенсионную реформу не поддержали, оказались более верны своим взглядам, более последовательны в своих словах и поступках.

Здесь надо сделать, разумеется, несколько оговорок. Во-первых, среди патриотов надо выделить группу так называемых «республиканцев». Это, естественно, условное наименование. Чаще всего это люди, которые поддерживают консервативные ценности в быту (традиционный брак, религия, верность своей истории) и абсолютно либертарианские взгляды на экономику (свободный рынок, полное невмешательство государства в экономические процессы, сведение всех социальных обязательств государства к минимуму). Этим они напоминают членов республиканской партии США. Этих людей трудно обвинить в непоследовательности. Для них и возвращение Крыма, и повышение пенсионного возраста — явления одного порядка, который они приветствуют.

Есть другая группа. Это — пропагандисты. Сразу хочу оговориться, что я отношусь к пропаганде безо всякого негатива. Она необходима в любом деле, и уж, конечно, необходима в государственной политике. Власть не просто может, но и обязана разъяснять свои действия обществу. К несчастью, именно пропагандисты оказались сегодня в самой плачевной ситуации. Они были вынуждены вместе с властью изменить свою позицию настолько резко, что, образно говоря, на вираже их выкинуло с трассы. Каждый пишущий человек знает, что в современном мире его влияние на мнение аудитории мизерно. Он может отклонить это мнение в ту или иную сторону буквально на несколько градусов. Но и это будет сопровождаться риском потерять аудиторию. Если же ты внезапно для всех вдруг начинаешь горячо поддерживать то, что вчера порицал, то это моментально лишит тебя всякого авторитета. А вот мнение аудитории останется там же, где и было.

Ну, и наконец, есть третья группа лоялистов, которые продолжают поддерживать власть, несмотря на ее последние действия. Обычно это успешные и хорошо обеспеченные люди, лишенные любого понятия общественной солидарности. Часто они просто не понимают, что ошибочные действия власти могут привести государство к очередному краху. И тогда их хорошая жизнь закончится в один момент.

Так что власть сегодня поддерживают только эти три группы условных патриотов. Одна из этих групп явным образом ангажирована и проплачена, то есть находится на работе и вынуждена выполнять рабочие инструкции. Вторая социально инертна, этим напоминает либералов — как только какие-то изменения коснутся этой группы непосредственно — власть тут же утратит ее поддержку. И лишь одна небольшая группа «республиканцев» поддерживает власть искренне, исходя из своих идеологических установок. Увы, но это слишком зыбкое поле поддержки.

Что же произошло? Почему власть лишилась опоры на многих из тех, кто поддерживал её долго, начиная с 2007-го, с момента Мюнхенской речи? Можно же допустить, что увеличение пенсионного возраста на самом деле критично для нашей экономики. Можно допустить, что закон необходим, потому что без него само существование государства окажется под угрозой. Почему же противники реформы, включая, само собой, и меня, перестали доверять той власти, которой доверяли (с оговорками или без) более десятилетия?

Вопрос, прежде всего, не в экономике, а в политической сфере. Крымский консенсус предполагал, что отношения между обществом и властью строятся на основе хотя бы минимального взаимного уважения. Власть опирается на общество, но и общество вправе рассчитывать на поддержку властей. При таких взаимоотношениях формула «я — начальник, ты — дурак» неприемлема. Формула «мы тут лучше всё знаем, тебе приказали, а ты беги и выполняй» будет отвергнута с порога.

Вместо уважительного отношения к обществу власть продемонстрировала во время пропихивания пенсионной реформы все элементы спецоперации. Еще 14 марта, перед самыми выборами президента, наша пресса широко распространила слова одного из сенаторов, члена ЕР, в которых были категорически опровергнуты все слухи о грядущем повышении пенсионного возраста и указано, что этот вопрос не будет рассматриваться до 2030 года. Сегодня вся ЕР, включая и этого сенатора, несмотря на все возражения, проталкивает тот самый закон, от которого они открещивались всего лишь несколько месяцев назад. Легко поднять архивы и обнаружить, что многие члены ЕР резко критиковали господина Кудрина за его идею пенсионной реформы. Теперь они же столь же горячо эту идею поддерживают. Так что, это именно они сменили (и очень резко) свои политические взгляды, потому что вопрос о реформе прежде всего политический и прямо лежит в сфере либеральной идеологии.

Это и не скрывается. Госпожа Ямпольская в эфире федерального канала упрекала либералов в том, что и они не поддерживают реформу. Хотя о ней, дескать, мечтал еще Егор Тимурович Гайдар. Кстати, с упреком г-жи Ямпольской вполне можно согласиться. Мне тоже совершенно непонятно, почему либералы протестуют против повышения пенсионного возраста. Однако, вместе с тем, г-жа Ямпольская открыто признала, что она и её однопартийцы (за исключением Поклонской) в зале Государственной Думы единодушно мечту Егора Тимуровича осуществили.

Получается, что представители власти откровенно признают, что возвращают страну в те самые 90-е, которые государственная пропаганда с удовольствием проклинала все последние годы. Разрыв между тем, что было декларировано и тем, что происходит в реальности, оказался вопиющим. Целых четыре года государственная пропаганда рассказывала нам об Украине и демонстрировала всю пагубность майдана. В частности, упоминалось и о том, что теперь МВФ диктует Украине свои правила, вынуждает украинские власти поднимать пенсионный возраст. Но теперь выяснилось, что украинские власти еще сопротивляются, а наши очень бойко уже продвигают закон.

То есть, вся та идеологическая конструкция, на которой держались отношения общества и власти все последние годы, рухнула. Мы и безо всякого майдана подошли к тому, к чему четыре года назад подошло украинское общество. И чем теперь бахвалиться перед соседями? Тем, что у нас людей не постреляли на площади и не пожгли? Ну, лиха беда начало.

Пенсионная реформа со всей очевидностью продемонстрировала обществу, что власть обществу не доверяет, боится его, изворачивается и лжёт ему. Казалось бы, демография — это очень консервативная дисциплина. Если нет форс-мажорных обстоятельств (мировой войны, глада, мора, гайдаровских реформ), то демография способна предсказывать численность населения на долгие годы вперед довольно точно. Если бы пенсионная реформа была объявлена тогда, когда её предлагал объявить господин Кудрин, но отложена лет на пятнадцать — двадцать, она бы, разумеется, тоже вызвала недовольство в обществе, но совсем не такое, как сегодня. Вместо того, чтобы объявить сорокалетним людям о том, что пенсия им светит только в 65, это сделано лишь сейчас. Сегодня мужчина 55 лет узнал о том, что ему предстоит работать не пять лет до пенсии, а целых десять. Вот сейчас, когда он находится на склоне лет и не может поменять свою жизненную стратегию. И власть ещё смеет говорить о какой-то постепенности? Это не постепенность, это подлость.

Вся постепенность пенсионной реформы заключается в том, что людей прямо дискриминируют по возрасту. Почему человек 59-ти лет отработает лишний год, а человек 58-ти лет — лишних два года? Чем он хуже? Чем провинился перед государством больше? Тем, что он на год моложе?

Только что Д.А. Медведев сравнил реформу с горьким лекарством. Неприятно, а пить надо, а то будет хуже. Извините, но таким языком он со своими внуками может разговаривать, да и то, пока им не исполнилось лет 14. Мы такого врача себе во врачи не выбирали. Взрослые люди, когда им ставят диагноз, имеют возможность выслушать и второе врачебное мнение, и третье. Выбрать себе специалиста или вовсе отказаться от госпитализации.

Чем дольше слушаешь тех людей, которые продвигают реформу, тем больше складывается впечатление, что их основная цель — окончательно взбесить население и вывести его на улицы. Что это — глупость или измена — пусть разбираются более компетентные люди. Но я считаю, что патриот свой страны поддерживать такое поведение властей, губительное для всего состояния дел в нашем Отечестве, не может. Недаром некоторые аналитики считают, что последние экономические шаги правительства направлены на подрыв рейтинга президента и отстранение его от власти в дальнейшем. Если это так, то правительство действует вполне успешно. Но общество президенту здесь помочь никак не в силах.

Действительно, бывают такие обстоятельства, которые заставляют человека резко сменить свои убеждения. Пенсионная реформа к таким не относится. Ни с моими убеждениями, ни с убеждениями тех, кто разделяет мои взгляды, ничего не случилось. Мы по-прежнему отстаиваем интересы своего общества и своего государства. Полагаем, что в условиях сильнейшего внешнего давления на нашу страну действия правительства и депутатов от правящей партии, мягко говоря, безответственны. А говоря проще — безумны.

У них еще есть время опомниться. Конечно, статус-кво уже не вернуть, никакой консенсус общества с этой властью более невозможен (единожды солгав, кто тебе поверит), но есть еще возможность вернуть ситуацию хотя бы в приемлемое политическое русло.

zavtra.ru


Поделиться

Читайте также

Главное в сети

Загрузка...
Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Интересное в сети