Европа не верит, что Крым вернется в состав Украины

Поделиться

Артем Коротаев/ТАСС

В Киеве и Берлине уже не верят в то, что Крым вернется в состав Украины. С таким громким заявлением выступил депутат немецкого Бундестага от Свободной демократической партии (СвДП) Александер Ламбсдорф. Он подчеркнул, что при этом Германия все равно продолжает рассматривать присоединение Крыма к Российской Федерации, как нарушение норм международного права. Но добавил, что с Москвой необходимо вести диалог по вопросам, которые представляют интерес как для России, так и для Германии.

«Даже украинское правительство в Киеве уже не надеется, что Москва вернет Крым в обозримом будущем. Мы смотрим на это так же», — цитирует депутата газета Welt am Sonntag.

В начале октября президент Чехии Милош Земан назвал присоединение Крыма к России «завершенным делом» во время своего выступления на сессии ПАСЕ и призвал киевские власти отказаться от попыток вернуть регион. Тогда украинская сторона назвала Земана «неисправимым», а некоторые депутаты и вовсе записали чешского президента в «агенты Кремля».

Однако теперь похожее заявление последовало из уст представителя отнюдь не пророссийской (а, скорее, наоборот) Свободной демократической партии. Ранее Ламбсдорф, который также занимает пост замглавы Европейского парламента, уже говорил о том, что никто в Европе не готов идти на силовой конфликт с Россией из-за полуострова. Кроме того, лидер СвДП Кристиан Линднер летом призвал смириться с «аннексией Крыма», как со «временным решением», хотя и подчеркнул, что санкции должны остаться в силе.

Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем «временные» решения. Кроме того, в самой Европе за последние месяцы назрела собственная проблема с «сепаратизмом» — Каталония. С одной стороны, председатель Европарламента Антонио Таяни заявил, что ни одна европейская страна не признает независимость Каталони. С другой, если дойдет до вооруженного противостояния, вполне возможно, Брюссель изменит свою позицию. На этом фоне не признавать крымский референдум и присоединение полуострова к России будет совсем непоследовательно.

Заместитель директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН, политолог Никита Данюк считает, что отношение европейцев к крымскому вопросу будет меняться с каждым годом, однако полагает, что референдум на полуострове нельзя сравнить с каталонским по многим причинам.

— Сейчас в Бундестаге примерно четверть состава в лице партий Альтернатива для Германии и Левые непосредственно выступают за то, чтобы признать Крымский полуостров неотъемлемой частью России. Поэтому в данном контексте заявление представителя Свободной демократической партии говорит о том, что окончательное осознание того, что Крым — это Россия, пришло к представителям всего политического спектра ФРГ.

На официальном уровне ни одна страна Евросоюза не готова пока признать Крым частью России. Это связано с внутренней политической ситуацией, согласно которой существует единое консолидированное мнение всей Европы. Но, как мы видим, это единое мнение постепенно трансформируется и видоизменяется.

Еще два года назад мы в принципе не могли бы услышать такие заявления ни от одного уважающего себя европейского политика, потому что это грозило ему потерей политического веса или концом карьеры. Но за это время со стороны бизнес-сообщества постоянно доносились высказывания о том, что Крым — это Россия, и нужно инвестировать деньги в проекты на полуострове. Большое количество бизнесменов Франции, Италии, Германии посещали Крым, демонстрируя свое отношение к этому вопросу.

— То есть признание Крыма российским стало более вероятно?

— Общеевропейское отношение к Крыму трансформируется, но это достаточно длительный процесс. Евросоюз не пересмотрит свое мнение за одну ночь. Но реальность показывает, что в перспективе двух-пяти лет этот вопрос не будет стоять в политической повестке Европы. Они прекрасно понимают, что Крым никогда не вернется в состав Украины. Но руководствуясь принципом единой внешней политики, которую формирует Брюссель под влиянием Берлина, Парижа и Вашингтона, они пока не могут официально это признать.

Существует такое понятие, как евроатлантическая солидарность, и в этом контексте и наши европейские партнеры, и американские коллеги не готовы признавать Крым частью России. Тем более, что это очень удобный инструмент политического давления, и отказываться от него они пока не хотят. При удобном случае, например, чтобы выторговать какие-то преференции, они будут вспомнить об этом прецеденте.

Тем не менее, со временем эта тема будет вытеснена и из переговорного процесса. Это уже происходит. Ни один уважающий себя политик на переговорах с представителями нашего государства эту тему поднимать не будет, так как понимает, что она только осложнит коммуникацию.

То, что такие заявления доносятся из Германии, которая является одной из ведущих стран ЕС, симптоматично. Это свидетельствует о том, что Крым больше не является краеугольным камнем в отношениях между Европейским Союзом и Россией.

— Может ли ситуация в Каталонии в перспективе повлиять на отношение Евросоюза к крымскому вопросу?

— Коллективный Запад приучил международное сообщество к тому, что они постоянно пользуются двойными стандартами. Достаточно сравнить ситуацию с Каталонией и с Косово. Кстати, по мнению нашего президента именно косовский прецедент открыл ящик Пандоры, породив «парад суверенитетов». Тогда в 2008 году наше государство настаивало на том, что не стоит искусственно создавать прецедент, потому что потом на него будут ссылаться и остановить этот процесс будет сложно.

Ситуация в Каталонии характеризует системный кризис, в котором находится Евросоюз. Помимо исторических, экономических, политических и других причин желания Каталонии отделиться от Испании, существует главный симптом. Процесс строительства крупного политического образования под названием Евросоюз привел тому, что государства утратили большую часть своего национального суверенитета.

Брюсселю делегируются полномочия в финансовой, экономической, политической, внешней и даже социокультурной политике. Местные и региональные элиты понимают, что делегировать свои полномочия в обмен на то, чтобы жить в ЕС, можно напрямую, минуя посредников.

Каталония, как успешный экономический регион, понимает, что Испания не обладает суверенитетом, зато обладает субъектностью. Поэтому они хотят убрать посредника в лице Мадрида и напрямую начать коммуницировать с Брюсселем.

— Почему этот кризис возник именно сейчас? Это связано с общим политическим контекстом в мире?

— Как я уже сказал, ЕС испытывает системный кризис. Европа страдает от неконтролируемого потока беженцев, существуют и проблемы социально-экономического развития, особенно в группе средиземноморских стран, куда входит и Испания. И это не говоря о внешних вызовах, террористической угрозе, которая становится неотъемлемой частью единой Европы, которая еще недавно была островком стабильности и безопасности.

Каталонский прецедент, как и косовский в свое время, может раскурить маховик «парада суверенитетов». В той же Испании существуют Канарские острова и Страна басков, в Италии прошли референдумы в регионах Венето и Ломбардии о большей автономии. Есть проблема Корсики во Франции, Фландрии в Бельгии и даже Баварии в Германии. Не говоря уже о Северной Ирландии и Шотландии.

Проблемы ЕС ведут к тому, что у них нет времени решать за Испанию ее проблемы. Мадрид, который привык следовать готовым директивам из Брюсселя, только усугубил положение. Поэтому ситуация вокруг Каталонии может привести к серьезным проблемам внутри ЕС. Не случайно Брюссель строго выступает за сохранение территориальной целостности Испании и настаивает на том, что переговорщиком может быть только одна сторона — Мадрид.

Что касается Крыма, в отличие от Каталонии референдум там был проведен согласно Конституции Украины. Жители полуострова имели полное право организовать плебисцит. Кроме того, референдум в Крыму был реализован не из-за политических амбиций определенных политических сил, а из-за экстренной ситуации на Украине. Там абсолютно неконституционным способом был свергнут Виктор Янукович, и пришедшая ему на смену власть не имела никаких законных оснований находиться у руля.

Крымский народ пришел к выводу, что в государстве, где власть меняется путем госпереворота, он жить не хочет. Поэтому крымский референдум имеет гораздо больше правовых оснований, чем каталонский. И что бы ни говорили европейские политики, нормы международного права нарушены не были.

Мне кажется, что каталонская ситуация закончится переговорами, и так или иначе стороны найдут компромисс, потому что в противном случае всей Европе грозят очень серьезные проблемы. Но по Крыму никаких переговоров быть не может, поэтому эти ситуации вряд ли можно сравнивать.

svpressa.ru


Поделиться

Читайте также

Главное в сети

Загрузка...
Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Интересное в сети