Когда работают, любим. А так — нет… Почему вопрос миграции еще долго будет оставаться «болевой точкой» для общества…

Поделиться


Бывают случаи, когда ученые с полным правом могут сказать «А мы предупреждали!» — только вот радости от собственной правоты нет… Именно так получилось и с бирюлевскими событиями: то, что однажды Москва или любой другой крупный город в этом отношении «рванет», было понятно задолго до убийства, погромов и автозаков на дежурстве. Один из таких подробных и обстоятельных докладов в очередной раз был подготовлен практически накануне этих акций. Исследование проблемы миграции и массовый опрос жителей 20 регионов России провели ученые-социологи из Центра социально-политического мониторинга Института прикладных экономических исследований Российской академии народного хозяйства и государственного управления (РАНХиГС) при президенте РФ…

Увеличить инфографику

Авторы доклада — сотрудники РАНХиГС Андрей Покида и Наталья Зыбуновская — пишут с научной прямотой и без политических экивоков: «По оценкам большей части населения РФ, трудовая миграция играет отрицательную роль в развитии экономики страны… Масштабное и бесконтрольное увеличение объемов миграционных потоков, особенно нелегальных, может привести к ухудшению социальной обстановки, обострению конфликтных отношений во взаимоотношениях приезжих с местным населением… Сложившаяся ситуация требует от государства принятия внятной государственной политики, адекватной запросам экономики России и учитывающей мнения российского общества».

Свои выводы ученые подкрепляют результатами опросов, проводившихся с 2007 года. Все они фиксируют наличие напряженности, раскол общества на «своих» и «пришлых». Сходные данные периодически публикуют и практически все ведущие социологические службы и институты. Но кто читает эти научные доклады, кроме научного же сообщества и прямого начальства?

По данным ООН, Россия занимает сейчас второе место после США по объему миграционных потоков. Наша официальная статистика сообщает, что за последние 10 лет новое место жительства на территории РФ нашли 23 миллиона человек: 90% — внутренние мигранты из неблагополучных регионов, около 10% — из-за рубежа, в основном из Средней Азии и Закавказья.

С внутренней миграцией все очевидно: люди ищут «лучшей доли» , происходит отток населения из сел в крупные города, а жители Дальнего Востока, Северного Кавказа, Севера и Сибири стремятся «на материк» и в столицы. Плюс те, кто занят, как раньше говорили, «отхожим промыслом» — временной работой.

— Однако, — поясняет Андрей Покида, — нелегальная трудовая миграция в 4-8 раз превышает легальную. Если сравнить данные Пограничной службы ФСБ России о въезде и выезде со статистикой ФМС и других служб, разница получается огромная: в России ежегодно остается до полумиллиона человек, «пропавших с радаров» миграционных сторуктур. И, как показывают результаты нашего опроса, такие нелегалы вызывают у россиян все большее недовольство.

Положительно или равнодушно люди относятся только к приезжим из соседних регионов (по 43% таких оценок) и лишь у 9% эти мигранты вызывают неприязнь. Более-менее нейтрально воспринимают братьев-славян из Молдовы, Белоруссии или Украины. Но больше половины (50-53%) респондентов с неприязнью смотрят на приезжих с Северного Кавказа, из Закавказья и Средней Азии, а также Вьетнама или Китая. Толерантность и доброжелательность в данном случае готовы проявлять не более 12-13% коренных жителей, равнодушны чуть больше четверти.

За что мигрантов не любят — известно. Но все же около 40% опрошенных признают, что на приезжих держатся ЖКХ, строительство, торговля.

— Россияне, по сути, развращены дешевизной труда и нетребовательностью мигрантов, — говорит Наталья Зыбуновская. — Их услугами пользуются в России около 30% местных жителей, и это в полтора раза больше, чем в 2007 году (19%). Три четверти делают это именно по причине дешевизны труда гастарбайтеров, потому что качество их работы устраивает только половину коренных жителей. Зато и договорными отношениями с такими наемными работниками никто себя особо не утруждает.

Немудрено, что около 30% опрошенных (в основном приезжие из других регионов России или других районов своей области или края) возмущались: конкуренцию гастарбайтерам и их ценам «нормальный» работник составить не может. Особенно остро проблема стоит в мегаполисах — ее отметили от 40% до 50% жителей Москвы, Санкт-Петербурга, Московской области и Краснодарского края.

Не слишком-то комфортно в такой агрессивной среде и мигрантам. По данным опроса, 14% респондентов за последние год-два вступали в какие-либо конфликты с приезжими, в том числе 9% — с трудовыми мигрантами. И хотя в целом отношения местных и приезжих остаются сейчас «сдержанно-нейтральными» (47% таких оценок), больше четверти россиян (27%), по их словам, чувствуют напряжение и даже острое противостояние. О дружбе и доброжелательности говорили лишь 18% респондентов.

Увеличить инфографику

По мнению экспертов РАНХиГС, вряд ли ситуация кардинально улучшится.

— В 2012 году миграционный прирост составил 295 тысяч человек при естественной убыли 4,2 тысячи, — поясняет Андрей Покида. — Однако миграционный обмен идет стране явно не на пользу. Даже без учета нелегалов 65-75% приезжающих в РФ — это выходцы из стран Средней Азии и Закавказья с низким уровнем образования, плохо знающие русский язык и традиции. А покидают Россию люди, 40% из которых направляются в страны Западной Европы, США, Канаду и др., — высокообразованные специалисты, профи. По данным нашего Центра, сильнее всего эмигрантские настроения распространены сейчас среди ученых, спортсменов, деятелей искусства, а также успешных предпринимателей и интеллектуалов.

Опросы, проведенные социологами РАНХиГС, показывают: число тех, кто предпочитает жить только в России, по сравнению с докризисным 2007 годом упало с 74 до 68%, примерно каждый двадцатый твердо решил временно уехать из страны, а трое из сотни хотели бы уехать навсегда. Еще 13% готовы на такой шаг, но не знают, как его сделать.

— Чем респонденты моложе, тем больше у них желания покинуть страну временно или на ПМЖ, — замечает Наталья Зыбуновская. — Среди молодежи от 18 до 24 лет так думают 39%, среди 30-39-летних 31%, в старшем поколении (50-59 лет) — всего 15%. Из страны их гонит низкий уровень жизни и скудная зарплата, о чем говорила половина опрошенных, отсутствие социальной защиты (41%). Трудно быть оптимистами, когда 35% не представляют, какое будущее их ждет, а каждый пятый (19%) не может реализовать свои планы.

Как заключают социологи, сейчас в обществе присутствует очень опасный «коктейль» взрывоопасных факторов: плохое социальное самочувствие порождает неуверенность и агрессию, недоверие к властям и силовикам заставляет людей искать «защитников» среди радикалов.. Все это только усугубляется в перегруженных больших городах, где дорого жить и сложно найти работу с достойной оплатой.

Результат, к сожалению, налицо. И предсказать, что бирюлевская история не имеет шансов повториться в другом месте или местах, гарантировать сейчас не возьмется никто…

Скажи мне, кто твой враг… Самые частые причины вражды между людьми — зависть и страх…

Социологам фонда «Общественное мнение» 17 % россиян признались, что у них есть хотя бы один враг. Почему среди основных причин вражды оказались другая национальность, различия в религии, особенности воспитания, людская зависть и ревность, мы попросили объяснить руководителя Отдела клинической психологии Научного Центра Психического Здоровья РАМН Сергея Ениколопова.

Сергей Николаевич, что, на ваш взгляд психолога, порождает вражду, подобную той, что проявилась в Бирюлево?

Сергей Ениколопов: Так исторически сложилось, что враждебность направлена в первую очередь к чужакам. Впрочем, чужак — не только человек другой национальности, приехавший из другого места, но и тот, кто придерживается, например, других взглядов на жизнь, имеет иные приоритеты. Очень часто за неприятием «чужаков» скрываются внутренние страхи. Если человек видит в своих врагах то, чего он не понимает, боится, это раздражает его еще больше и делает их еще страшнее. Именно поэтому вражду нередко порождает такая вещь, как зависть.

Теперь понятно, почему люди объясняли свою вражду неприятным складом характера, лицемерием, ревностью…

Сергей Ениколопов: Все это помогает обосновать свое негативное отношение к другому человеку. В древности люди вообще изображали чужаков с рогами, хвостами и копытами. Все негативное всегда приписывалось врагам. Именно отсюда вытекает ксенофобия.

Как вам кажется, почему в маленьких городах и селах у людей, как показал соцопрос, оказалось больше врагов, чем в мегаполисах, где жизнь более напряженная и нервная?

Сергей Ениколопов: Это неудивительно. В небольшом городке человек чаще встречается с теми, кто ему малосимпатичен. Все друг друга знают, скрыться некуда. А в мегаполисе многие вообще не встречаются со своими врагами, поэтому они для них становятся немного абстрактными. Есть у меня конкурент по бизнесу, но я его не вижу, и может, никогда не увижу, так что это, скорее, образ, а в маленьком городе — это Василий Васильевич с соседней улицы.

Есть ощущение, что наше общество стало очень недружелюбным, мы стали реже говорить «спасибо» и «пожалуйста», не всегда готовы откликнуться на призыв о помощи…

Сергей Ениколопов: В этом как раз наше отличие от жителей маленьких городов. Там люди знают в лицо своих врагов, поэтому охотнее приходят на помощь всем остальным. А в большом городе общество более атомизировано, вроде и врагов нет, но и на помощь никто не придет.

В последнее время появилось такое понятие «враг на час». Например, один водитель не уступил другому дорогу, и вот они уже готовы уничтожить друг друга. Откуда такая агрессия?

Сергей Ениколопов: Все, что угрожает моему представлению обо мне, сильно раздражает. Даже если это секундное дело — кто-то на трассе подрезал, слишком медленно переходил дорогу или ненароком оскорбил — неважно, — он выказал мне свое неуважение, и мне его надо наказать. Темп жизни возрастает, и мы становимся уязвимей. А уязвимые люди чувствуют себя более незащищенными.

Некоторые люди живут по принципу: все вокруг — враги, этому они учат своих детей. Даже на детской площадке ребенок уже начинает бороться за свое выживание. Как к этому относиться?

Сергей Ениколопов: Взрослые переносят на детей собственные страхи. Детям это не нужно. Они лучше нас умеют адаптироваться, знают, у кого можно отнять лопатку, у кого — нет, а кому вообще нельзя уступать. Все эти проблемы решаются на уровне песочницы. Но в этот процесс начинают вмешиваться взрослые, напуганные той жизнью, которую они видят по ТВ и в Интернете — вроде воскресных репортажей из Западного Бирюлево. Они как бы готовят своих детей к тому, что мир негативен, враждебен, несправедлив, и только локти, когти и кулаки помогают нашему существованию. Но в реальности это не так. Дети, которые будут так воспитаны, ни сами никогда не придут на помощь, ни им никто поможет. Мы адаптируемся к жизни, когда начинаем понимать, кто для нас опасен, а кто нет, кому нужно помогать, а кому нет. К сожалению, родители своими представлениями о мире, в котором они живут, только вредят своим детям, потому что им предстоит жить уже в другом мире…

Екатерина Кожевина, социолог, координатор проектов ФОМ:

— Мы исследовали не сиюминутное проявление враждебности, а некие длительные и осознанные враждебные отношения. Поэтому неудивительно, что жители крупных городов меньше склонны враждовать, нежели жители сел. В мегаполисе социальные связи не так устойчивы, каждый живет в своей квартире, в своей ячейке, и может даже не знать, как зовут соседа. А в деревне все друг друга знают и постоянно общаются.

У мужчин врагов больше, чем у женщин, потому что представители сильного пола более амбициозны, активны и, можно сказать, принципиальнее, чем женщины. Женщина более эмоциональна, поэтому она не склонна долго поддерживать враждебные отношения, ей проще помириться.

Кстати…

Враг есть у каждого четвертого мужчины.

Только 10 процентов женщин могут назвать своих врагов.

Враги есть у 12 процентов горожан.

У жителей села их почти вдвое больше — 21 процент сельчан имеет врага.

Каждый восьмой готов пойти на примирение со своим врагом.


Екатерина Добрынина, Наталья Лебедева

www.rg.ru

Читайте также:

Уважаемые читатели! Самая страшная беда, грозящая сегодня нашей стране, — это мигранты. Почти так же страшен упадок культуры, науки и образования, а вот массовые эпидемии уже мало кого пугают. Таковы результаты свежего опроса ВЦИОМ «Рейтинг национальных угроз — 2013». Чего на самом деле боятся сограждане и кто этим пользуется — разбираем ниже… Самой вероятной угрозой для страны наши сограждане считают заселение России представителями других национальностей — вероятным такой исход считают 35% опрошенных. Боятся упадка куль… Читать дальше »


Поделиться

Читайте также

Загрузка...

Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Новости партнеров