Главная » 2016 » Февраль » 12 » Контрразведка Норвегии не может знать того, в чем обвиняет Россию

Контрразведка Норвегии не может знать того, в чем обвиняет Россию

просмотров: 398 АНАЛИТИКА
Полицейская служба безопасности Норвегии представила доклад, согласно которому спецслужбы РФ представляют наибольшую опасность для национальных интересов страны. С доказательствами в докладе плохо, с технической возможностью их добыть еще хуже. Однако значение этой вроде бы заурядной истории резко повышает то, что за ней «торчат уши» генсека НАТО.

«Мы отмечаем, что все больше государств используют свои спецслужбы, чтобы подорвать или ослабить национальные интересы Норвегии. По нашей оценке, у российской разведки больше всего возможностей навредить стране», – гласит доклад Полицейской службы безопасности Норвегии, представленный правительству и парламенту страны.

Руководитель службы Бенедикте Бьёрнланд также дала на эту тему обширное интервью Норвежской вещательной корпорации (NRK), цитаты из которого тут же принялись гулять по норвежской прессе. Согласно докладу, к активно используемым методам спецслужб России относятся «уговоры, убеждение и угрозы в адрес собственных граждан, у которых есть доступ к секретным данным Норвегии», а также компьютерный шпионаж». Помимо РФ, фру Бьёрнланд также обвинила в шпионаже Китай. «Мы видим, что представители этих двух стран осуществляют незаконный сбор развединформации на территории Норвегии. С Россией и КНР у королевства нет соглашений о сотрудничестве в сфере безопасности, в то время как эти государства обладают существенным разведывательным потенциалом, особенно в компьютерной сфере», – сказала Бьёрнланд, отвечая на вопросы NRK.

Глава ПСБ считает, что для российских спецслужб интерес представляют данные о военной стратегии Норвегии и НАТО, а также планы модернизации их вооруженных сил. «Уроженцы России, КНР и Ирана могут быть уязвимы для давления со стороны спецслужб своих стран. Мы не добиваемся введения запрета на работу иностранцев в определенных профессиональных областях, однако настоятельно рекомендуем норвежским работодателям учитывать, граждан какой страны они принимают на работу и к какой информации у таких сотрудников будет доступ», – резюмировала она.

При этом никаких конкретных примеров или даже статистических данных глава контрразведки не привела ни в докладе, ни в радиоинтервью. Впрочем, ее никто особенно и не расспрашивал.

Посольство России в Осло уже отреагировало на это заявление. Дипломаты посчитали обвинения несостоятельными. «Похоже на то, что сегодня стало очень популярным обвинять Россию во всех смертных грехах, как это показала и нашумевшая история с так называемой российской подлодкой в шведских водах, которую так никто и не нашел», – говорится в заявлении российского посольства.

Бьёрнланд в недавнем прошлом – начальник полиции провинции Вестфолл (пишется Vestfold): 14 коммун с живописными церквушками, 240 тысяч жителей. Это единственная провинция Норвегии, в которой официальным языком провозглашен «букмол» – «книжный язык», то есть датский, стихийно норвегизированный писателями-классиками (например, Ибсеном). Есть ли в Вестфолле преступность помимо угона овец и конфликтов среди рыбаков, доподлинно неизвестно, но фру Бьёрнланд характеризовали как очень эффективного начальника полиции, когда назначали на должность руководителя контрразведки.

Назначали, кстати, на фоне скандала: предыдущая руководительница службы Йанне Кристиансен покинула свой пост по причине разглашения конфиденциальной информации. А именно – проговорилась, что агенты норвежской военной разведки работают на территории Пакистана. Зачем они там оказались, что именно делают и как вообще такое возможно – никого не заинтересовало. Примечательно, что сказала она это на открытых слушаниях парламента, отвечая на прямой вопрос депутата Адхару Чоудхри, который по корням как раз из Пакистана. Эти парламентские слушания были по сути своей парламентским расследованием массового убийства на острове Утойя, совершенного Андерсом Брейвиком. То есть с формальной точки зрения ее уволили не за саму бойню на острове, а за прямой ответ на провокационный вопрос. При этом Кристиансен в разведке как раз не чужая. Как прокурор по надзору она в свое время вела, в частности, дело Арне Трехольта – едва ли не самого знаменитого советского шпиона в Норвегии.

Проболтавшуюся Кристиансен заменили на начальницу провинциальной полиции по нескольким причинам. ПСБ устроена по-норвежски удобно и уютно, как свитер с оленями. Центральный отдел расположен в Осло, в районе Нюдален и по факту осуществляет скорее координационные функции, чем следственные. Вся служба официально числится у ЦРУ в «дружественных» и находится под негласным управлением британской МИ5. Норвежские разведывательные и контрразведывательные структуры в принципе копируют британские и выполняют по отношению к ним «сателлитные» функции. Негласным режимом «наибольшего благоприятствования» со стороны ЦРУ и МИ5 (чего нет, например, у Германии) также пользуется разведка Дании и Нидерландов, они в приоритетном порядке снабжаются англосаксонскими разведданными, но скандинавы и голландцы не обладают достаточным техническим уровнем обеспечения, чтобы самостоятельно проводить крупные операции.

Помимо центрального офиса в Нюдалене есть и представительства на местах: в полицейском управлении каждой фюльке (провинции) работает один сотрудник служб. Таким вот «прикомандированным» работала и Бенедикте Бьёрнланд, пока в 2007 году не возглавила управление. Этот опыт был засчитан при рассмотрении кандидатуры нового начальника контрразведки, но решающим фактором стало присутствие Бьёрнланд в «кадровом резерве» так называемого второго кабинета Йенса Столтенберга. Именно нынешний глава НАТО пролоббировал свою соратницу на должность начальника контрразведки, несмотря на явный недостаток опыта – прежде Бьёрнланд трудилась юристом в Департаменте цен (в почти социалистической Норвегии имеет место государственное регулирование ценообразования). Еще одна забавная деталь: на позиции начальника управления полиции Вестфолла Бьёрнланд злоупотребляла «работой в «Твиттере», за что заслужила славу «самой открытой» из начальников полиции. А «Твиттер» – фетиш Столтенберга, от всех своих подчиненных и соратников он требует постоянного погружения в эту систему коммуникации.

Наконец, последний аргумент в пользу Бьёрнланд – она женщина. И хотя само это слово ныне непопулярно и постепенно вытесняется из документооборота, квота на занятие женщинами высших государственных должностей незыблема. У профессионалов почти не было шансов, если они мужчины.

Столтенбергу вообще свойственно расставлять на важные посты и в самом НАТО, и в родной Норвегии лично преданные ему кадры, причем почему-то в основном женщин, не обязательно норвежек (наиболее преданный Столтенбергу персонаж – румынка). Впоследствии именно они используются для наиболее активной работы на публику.

Впрочем, вернемся к сути. Норвежская ПСБ по самой своей структуре, численности и уровню подготовки сотрудников не способна самостоятельно оценивать угрозы не то что регионального, а даже местного характера. Характерный пример – ситуация на норвежско-российской границе с «велосипедными беженцами», что уж тут говорить о каких-то хакерских угрозах, которые Осло не в состоянии определить просто в силу отсутствия технических средств. Никто не говорит, что Норвегия – «слабое звено» НАТО, есть страны и послабее. Но Норвегия занимает в военной системе альянса исключительное место – это основа и оплот северного фланга, которая, по идее, должна преграждать путь российским подводным лодкам Северного флота в Атлантику и стратегическим бомбардировщикам с баз в Карелии. Но в прошедшем году, которому и был посвящен доклад ПСБ, российские бомбардировщики спокойно проходили над нейтральными водами, не будучи замеченными норвежской ПВО. Виноваты в этом, видимо, китайские хакеры.

Показателен и перечень «методов», которые доклад фру Бьёрнланд приписывает российской разведке. Фактически они сводятся к шантажу и давлению. Никаких конкретных примеров не приводится (что и понятно), но в октябре прошлого года был занимательный случай. Журналист-разоблачитель и чрезвычайно популярная в королевстве личность Томас Нильсен был уволен с должности редактора журнала Barents Observer, а затем и газеты «Арктика». Он много лет занимался расследованием деталей нефтедобычи, которая потенциально могла нанести ущерб экологии Арктического региона и пограничного Баренцева моря.

Житель Крайнего Севера, авантюрист в хорошем смысле этого слова, бывший организатор экстремальных туристических поездок, в середине 90-х годов Нильсен также был одним из организаторов «Беллуны» – норвежского НКО, следившего за российскими ядерными программами, в первую очередь за утилизацией выводимых из строя атомных подлодок. «Беллуна» в равной пропорции состояла из энтузиастов-экстремистов типа Нильсена и легендированных сотрудников разведки. И в 1996 году именно Нильсен стал соавтором доклада «Северный флот – потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона» вместе с Александром Никитиным, который был обвинен ФСБ в разглашении государственной тайны. С подачи Amnesty International «дело Никитина» было чрезвычайно политизировано, в 2000 году он был оправдан Верховным судом, но осадок остался. Причем осадок остался и в Норвегии тоже, так как «Беллуну» неоднократно обвиняли в коммерциализации своей деятельности и «отсутствии демократических заслуг» (чтобы это ни значило).

И вот Нильсена вдруг увольняют со всех должностей в СМИ и из всех специализированных организаций, в том числе из Норвежского секретариата по Баренцеву морю, в котором тот проработал 13 лет (это официальный норвежский государственный орган, который был создан для кооперации с Россией по всем вопросам Баренцева моря – от военной активности до рыболовства, а по совместительству – издатель Barents Observer). Причины увольнения не были обнародованы, а сам Нильсен опубликовал в социальных сетях фотографию, на которой держит перед собой листок с заявлением в защиту свободы слова. И все бы ничего, но все та же NRK, который давала интервью фру Бьёрнланд, вдруг заявила, что Нильсен был уволен за «деятельную нелояльность» по отношению к владельцам издания с подачи российской разведки, под которой NRK имела в виду ФСБ. Анонимные источники утверждали, что прежде ФСБ якобы обращалась чуть ли не к норвежскому правительству с требованием «заставить замолчать» Barents Observer.

Никаких доказательств предъявлено не было, но МВД королевства поддержало это абсурдное обвинение, сославшись на то, что Тормуд Странд (журналист, подготовивший ссылку на анонимный источник) – человек известный и врать не будет. Аргументом в пользу данной версии также стало то, что генеральный консул РФ в Киркенесе Михаил Носков за год до увольнения Нильсена в одном из своих выступлений сказал, что его работа наносит ущерб двухсторонним отношениям. Посольство РФ в Осло снова отвергло все обвинения, но скандал длился до Нового года.

Эта история говорит не столько о «проникновении российской разведки в государственные структуры Норвегии» (в конце концов, разведкой в РФ занимается СВР, а не ФСБ, но большинству государственных служащих стран НАТО это неведомо), сколько о внутренней цензуре в самом королевстве. Но она – единственный случай «шпионского» или «околошпионского» скандала в норвежско-российских отношениях за последние нелегкие годы.

Нынешний доклад Бьёрнланд можно было расценить как обычный бездоказательный выпад, если бы не ее политическая и карьерная близость к Столтенбергу. Возможно, это начало целой волны подобных разоблачений, которые теперь полетят из балтийско-скандинавского региона один за другим. Такие уж там методы.

Евгений Крутиков

Читайте также
В других СМИ
Загрузка...
Комментарии
Партнёры
Copyright © 2012-2016, "Теория дискредитации" (18+) Разрешено всё, что не запрещено