Главная » 2016 » Февраль » 15 » Антироссийский "Дождь" над Ригой

Антироссийский "Дождь" над Ригой

просмотров: 422 АНАЛИТИКА
Гендиректор «оптимистического канала» помогает бороться с «кремлевской пропагандой»...

Представители российских оппозиционных СМИ, как правило, очень обижаются, когда в пылу дискуссии их называют «пятой колонной». Они вспоминают об «атмосфере ненависти» и жалуются на обработанные «кремлевской пропагандой» 80 с лишним процентов населения. Но что поделать, если зачастую либералы сами дают железные аргументы своим противникам?

Взять хотя бы свежий информационный сюжет. Генеральный директор телеканала «Дождь» Наталья Синдеева приняла участие в форуме Черноморского балтийского альянса (Baltic to Black Sea Alliance, BBSA), который проходил в Риге 12 февраля. Эта неправительственная организация была основана в 2008 году, как «реакция на российско-грузинскую войну», а ее главным финансовым партнером является НАТО, о чем можно узнать на главной странице сайта организации. Дискуссия была посвящена «расширению возможностей русскоязычных СМИ» и работе в «условиях информационной агрессии, проводимой контролируемыми российским правительством СМИ». Помимо Синдеевой в мероприятии приняли участие представители таких «демократических» медиа, как «Кавказский узел», украинское «Громадське ТВ», портал «Медуза», ряд прибалтийских и грузинских СМИ.

«Их возможности ограничены — либо финансово, либо российским правительством, — сказано в анонсе одной из дискуссионных сессий о российских „независимых" СМИ. — Это обязывает к особой креативности в рамках маркетинговых кампаний в столкновении с огранивающим законодательством, и ведет к созданию привлекательных продуктов и сотрудничеству с коллегами за рубежом». Другая сессия посвящена тому, как бороться с «кремлевской пропагандой» в медиапространстве.

Западные страны много внимания уделяют борьбе с «российской пропагандой». Руководство Евросоюза еще в прошлом году объявило о создании специального информационного отдела, который будет заниматься именно этим. В конце января руководство НАТО также сообщало, что раздумывает над созданием нового директората по коммуникациям, который призван противодействовать российскому «информационному оружию». А несколько дней назад ЕС презентовал свой официальный русскоязычный сайт, на котором будут выходить еженедельные «обзоры дезинформации» российских СМИ. От многих западных политиков часто можно услышать и об открытой информационной войне с Россией.

Как же можно расценивать участие директора одного из российских каналов в, мягко говоря, антироссийском мероприятии в таких условиях? Это просто проявление свободы слова или открытая игра за «команду противника»?

С другой стороны, нельзя забывать, что плохая реклама — тоже реклама. И в чем не откажешь представителям либеральных кругов, так это в умении создавать информационные поводы. «Государственники», к сожалению, не могут похвастать такой же цитируемостью или частотой попадания в топовые заголовки СМИ. Это, конечно, не значит, что «охранителям» нужно бросаться на секретные встречи с представителями Госдепа, чтобы привлечь к себе внимание публики. Но создавать позитивные информационные поводы, которые вызывали бы общественный интерес и резонанс в медиа, у «борцов с режимом» можно поучиться.

— С одной стороны, редактор «Дождя» имеет на это право, и препятствовать таким мероприятиям и участию в них у нас нет никакой возможности, — говорит старший преподаватель кафедры социальной технологии МГГУ им. Шолохова Константин Шадров.

— Вместе с тем, нужно понимать, что под свободой слова эти люди подразумевают только свою точку зрения. Если пользоваться терминологией политологической теории, это неявный тоталитаризм, когда только одно мнение с небольшими вариациями провозглашается правильным. Когда они игнорируют мнение большинства народа или называют его результатом пропаганды, который ничего не стоит, это культура тоталитарных людей, которые уважают только свою идеологию. Это позиция не только директора телеканала «Дождь», но и ее коллег, сотрудников и спонсоров. Повторюсь, это информационный тоталитаризм на современный лад.

— Нужно ли как-то на это реагировать?

— Реагировать, безусловно, нужно. Объяснять, что вывеска с крупными буквами: «Только мы свободные и независимые», напротив, показывает, что эти люди хотят задавить другое мнение и не уважают никого, кроме себе подобных. Мы ведь признаем, что у них есть право участвовать в таких мероприятиях. Чисто с юридической точки зрения никаких претензий им предъявить нельзя. Но они почему-то отказывают нам в праве иметь свое мнение. Об этом нужно прямо говорить. У них только лозунги, за которыми не стоят ни реальное содержание, ни политическая культура, ни моральные качества.

— Как нужно действовать в условиях такой информационной войны?

— Посмотрите, какой у нас серьезный перекос в повестке дня. Ее процентов на 50 формируют СМИ и медиафигуры, которые продвигают точку зрения, выгодную нашим противникам. А ведь это не соответствует политическим предпочтениям наших граждан. Конечно, есть люди, которые настроены критически или даже антироссийски. Но ведь их не 50 процентов, а от силы несколько. Такие люди есть в любом обществе от США до Индии. Нам нужно приводить информационное пространство в соответствие с тем, что происходит в обществе. До сих пор у нас широкие слои общества практически не имеют представительства в СМИ.

С этим можно бороться двумя путями. Прежде всего, не только выявлять зарубежные источники финансирования или противостоять ангажированности, но и развивать собственные СМИ. Вспомните, как в 90-е годы в страну пришло огромное количество грантов на поддержку независимой прессы. Конечно, на самом деле она была целиком и полностью зависимая. Но нам нужно взять на вооружение подобного рода систему поддержки, как СМИ, так и гражданских организаций.

То, что на Западе говорят о борьбе с российской пропагандой — это обыкновенный прием перекладывания с больной головы на здоровую. Есть такое правило — пропаганду можно вести, если у тебя есть каналы доставки этой информации, есть возможность навязать свою точку зрения и задать повестку дня. Есть ли у России или другой страны возможность влиять на западную аудиторию таким решительным образом? Конечно, нет. Поэтому объявление о борьбе с российской пропагандой — это не более, чем попытка оправдать собственную пропаганду. Ведь у Запада как раз есть возможность влиять на нашу информационную среду.

— В первую очередь такие выступления характеризуют моральный облик тех, кто выступает, — считает профессор кафедры российской политики факультета политологии МГУ, член научного совета при Совете безопасности РФ Андрей Манойло.

— Если они не любят свою Родину, конечно, они будут выступать на всевозможных форумах, деятельность которых несет подрывной характер по отношению к Российской Федерации и ее национальным интересам. Я считаю, это не допустимо с морально-этической точки зрения. Но для определенной категории журналистов это, к сожалению, является нормой.

Вызывает удивление то, как они спешат на всех площадках рассказать о гонениях, которым, якобы, подвергаются. Видимо, они не знают, что такое настоящие гонения. Ни в одной западной развитой демократии такой канал, как «Дождь» не мог бы вещать в том формате, в котором он вещает у нас. У нас не ограничивается свобода слова и не преследуются оппозиционные СМИ. Как ни парадоксально, именно это и задевает оппозиционных журналистов больше всего. У них нет возможности постоянно напоминать о своем существовании, а также эксплуатировать имидж преследуемых за идею. Обычно это вызывает симпатию простых людей, у нас ведь очень любят обиженных и гонимых. А этих не гоняют.

Они работают без ограничений и цензуры. Более того, «Эхо Москвы», как известно, входит в медиахолдинг «Газпром-Медиа» и финансируется в значительной степени на государственные деньги. В какой еще стране мира откровенно оппозиционная радиостанция финансируется на государственные средства?

Но в последнее время оппозиционные журналисты активизировали свою деятельность, причем в одном ключе. Они куда-то едут и начинают плакаться в жилетку западным правозащитникам о том, что в России нет свободы слова, а они подвергаются притеснениям. Это связано с тем, что среди населения эти оппозиционные СМИ не пользуется популярностью. У них заезженная тематика и избитые темы, а слушать одно и тоже изо дня в день надоедает даже тем гражданам России, которые критически настроены по отношению к действующей власти. Остается единственная возможность сохранять финансирование и гранты, которые выдает Запад. Это постоянно напоминать о себе на западных площадках, которые находятся в фокусе спонсоров, чтобы создавать впечатление бурной деятельности и показывать, что оппозиционные СМИ имеют какое-то влияние в России. Мне кажется, что это своего рода спектакль.

— Нужно ли как-то реагировать на такие действия руководства либеральных СМИ?

— Конечно, каналы вроде «Дождя» имеют определенную постоянную аудиторию из числа людей, которым все равно, какую власть критиковать, лишь бы критиковать. Они вжились в это амплуа и вряд ли смогут его поменять. Но рост этой аудитории не просматривается. Даже если не говорить о демократии, нет никакого смысла преследовать их. То качество материалов, которые они выдают в эфир, не дает аудитории расширятся.

Настоящие оппозиционные СМИ помимо попыток пощипать власть, должны транслировать альтернативную программу развития страны. Так же, как настоящая политическая оппозиция должна иметь собственную платформу и стратегию развития страны, которая расходится с действующей властью, но заточена на защиту национальных интересов. Здесь же мы только слышим, что все плохо, но не слышим никаких рекомендаций, как это исправить. «Дожди», «Эха» и прочие не дают альтернативы, они не знают, что делать. У них есть определенные идеологические установки в отношении действующей власти, которые они транслируют на аудиторию в разных видах. Такие СМИ и без преследований сами себя дискредитируют и изживут благодаря такой неконструктивной позиции, которую они занимают.

Анна Седова

Читайте также
В других СМИ
Загрузка...
Комментарии
Партнёры
Загрузка...
Copyright © 2012-2016, "Теория дискредитации" (18+) Разрешено всё, что не запрещено